«ЭКОНОМИЧЕСКОЕ БЫТИЕ СИБИРСКОГО КРЕСТЬЯНСТВА»

«ЭКОНОМИЧЕСКОЕ БЫТИЕ СИБИРСКОГО КРЕСТЬЯНСТВА».

Представленный материал позволит разнообразить экскурсию или приготовить выставочную экспозицию по отдельной тематике для демонстрации на классных часах или внеклассных мероприятиях отдельных фрагментов фондов историко-краеведческого музея. Данный материал соответствует особенностям традиций земледелия юго-запада Сибири. Материал подготовлен на основе рассказов старожилов посёлка.

Цикл земледельческих и хозяйственных работ.

ВЕСНА. Весенние работы и заботы крестьянина. Весенняя охота.

« Именины овина».

Пахота и сев. Приметы. «Палы».

Производительность труда на весенних работах.

Посадка картофеля. Женские работы. Черемша.

Выгон скота на пастбище. Пар, «залоги»,

«залежи». Севооборот. «Отдохнувшая пашня».

Ярко начинает пригревать солнце, тает снег, и приходят весенние заботы сибирского крестьянина. Пока не растаял снег, вывозятся последние запасы сена. Ремонтируется хозяйственный инвентарь, телеги, плуги, бороны, проверяется и начинает чиниться лошадиная сбруя.

Из погреба выносится картофель, перебирается для посадки и расстилается для проращивания. В крестьянских хозяйствах завершается отёл коров.

Во многих селениях устраиваются праздники окончания молотьбы –

«именины овина».

Для этого оставляли 100 снопов не обмолоченными и приглашали гостей.

Гулянка устраивалась с обильным угощением и катанием на конях с колокольчиками. Женщины по насту белили холсты.

Едва сходил снег, крестьяне начинали заготавливать дрова на зиму. Глава семьи с сыновьями на несколько дней уезжал на лесную деляну и жил в шалаше. «Зимнее тепло» доставалось большим напряжением сил и здоровья.

Под яровые посевы землю пахали в конце апреля, а сев обычно начинали с 1-го мая по старому стилю. Это был день Еремея Запрягальщика. Накануне мужчины обязательно мылись в бане, надевали чистую одежду. Утром вся семья собиралась за столом. Ставили хлеб с солью, зажигали перед иконою восковую свечу и молились. Затем, старший в семье благословлял всех, кто отправлялся на сев. Перво-наперво проводили ритуальную борозду — зачин.

Землю в Сибири было принято готовить тщательно: пахали поле дважды и даже трижды. Сеяли рожь и пшеницу, затем овёс и ячмень. Обязательным считалось выжигание старой травы и стерни перед пахотой.

Это называлось «пускать палы». Часто выжигали и покосы. Это наносило непоправимый вред экологии края.

На одной лошади можно было вспахать до полдесятины мягкой пашни. Для вспашки 12-16 десятин требовалось не менее 5-6 лошадей при трёх-четырёх работниках. Сеяли вручную, как под плуг, так и под борону. На одну десятину разбрасывали по 12-15 пудов зерна. На заделку семян уходило на одну десятину от одного до двух дней. На бороньбе в день на одной лошади обрабатывали до одной десятины пашни.

После сева обязательно мылись в бане: «Мужик отпаривается, а конь – отстаивается», — говорили сибиряки.

Одновременно женщины засевали семена овощей в рассадники, что загодя сложили мужчины. Рассадниками в Сибири называли парники, сложенные из навоза с высокими бортами, закрывавшиеся на ночь тряпками или старыми шубами. Все работы в огороде выполнялись женщинами.

Картофель сажали под «сабан» руками на пашне; в среднем хозяин сажал до трёх загонов на пашне. Один загон – 5 на 40 сажен. На загон сажали по 5-6 вёдер картофеля. Посадочный материал брали крупный, с ростками, разрезая клубень на 2-5 частей. Урожай «сам 10-12» считался плохим. Средний – «сам 20», а хороший урожай был «сам 40-45»

В конце апреля – начале мая наступал период охоты на водоплавающую дичь: на этот несерьёзный промысел выходила молодежь. Цены на дичь в 1900 – 1901 г.г. в сибирских губерниях были следующие:

Гусь – 30 коп., глухарь – 25-30 коп., тетерев – 12-15 коп., утка – 10-15 коп., рябчик – 5-6 коп.

Вскоре после ледокола на реках продолжался недолгий период рыбной ловли неводами или «мордушками».

Важнейшим весенним занятием сибиряков был сбор черемши. Это было первое средство от цинги. Собирали её главным образом в праздничный день, когда было грех выполнять другую работу. Черемшу набирали мешками: её квасили, солили, употребляли свежей. В это же время в лесу собирали лиственную серу.

Ещё не сошел снег, а на первую траву выгоняли скот. Обычно сообща нанимали «краем» или улицей пастуха. Вокруг селения весной подновляли поскотину. А в конце мая начинался период, весьма неприятный для скотины, — массовый лет гнуса. Каких только ухищрений не придумывали сибиряки!

В разных районах по-своему предохранялись от мошки, овода, слепня. Себя сибиряки от гнуса спасали тем, что « из конского волоса ткут личины… от мошки, комара, шьют комарники»,

Рубахи без нагрудного разреза, мазались дёгтем. Весной занимались также смолокурением – выгонкой дёгтя из бересты в специальных ямах.

Немало бересты заготавливали и для изготовления туесов, на коробицы, на крыши строений.

Быстро и незаметно в трудах и заботах весна плавно переходила в лето. Сев, самое трудное, позади, как тут же нужно опять запрягать лошадей и выезжать на перепашку прошлогодней «жнивы», перепахивать пары.

И, главное, поднимать «залоги» и «залежи».

В условиях залежно-паровой системы земледелия пашня давала неплохой урожай в течение 4-7 лет. Далее пашня не обрабатывалась в течение 18-20 лет. Признаками «отдохнувшей» пашни были выросшие на ней деревца толщиной с человеческую руку, цветение лютиков и др.

Затем следовал первый подъём – залог: верхний слой перепаханной земли в первый год сгнивал. На второй год пашня могла родить, но считалось, что земля ещё кислая и даст соломы больше, чем зерна.

На третий год сеяли пшеницу, овёс. Постоянная смена пашенных земель не требовала удобрения навозом, и вплоть до начала 20-го века агротехнические приёмы мало изменялись. В ответ на критику якобы примитивной агротехники сибиряков современник писал:

«При обсуждении хозяйства в Сибири надобно всегда обращать внимание на сельскохозяйственные условия… те мерки, которыми мы привыкли мерить в Западной Европе или в России, здесь неприемлемы. Из многого, что пригодно и разумно там, будет нерационально и вредно здесь».

ЛЕТО. Обработка пашни, прополка. Летние повинности. Сенокос. Сибирские покосы. Труд и романтика сибирского покоса. Традиции. «Двоение» и «троение» пашни. Тяготы летних работ в Сибири. Жатва озимых хлебов. Сноп. Суслон. Кладь. Рабочий день крестьянина-сибиряка. Посев озимых хлебов. Уборка «поскони». Сбор грибов, ягод. Ремонтные работы. Летние заботы по дому и хозяйству.

Лето в Сибири непродолжительно, но самое напряжённое время во всём цикле работ земледельца. Пашня зеленеет не только всходами, но и сырой травой. Женщины выходят на прополку. Для прополки одной десятины посевов двум женщинам нужно было четыре дня работы. Одновременно мужчины продолжали готовить землю под будущие посевы. Своих работ сибиряку предостаточно, а тут ещё в это время власти в порядке отработки повинностей ежегодно организовывали «выгонки на мосты и дороги, на тракты», т.е. на ремонтные дороги. Подходит пора сенокоса, и сибиряки с «охоткой» выезжают на покосы. В северных селениях сено вывозили сразу после просушки по ветвям, а в центральных и южных – ставили «зароды» и «зароты» или стога со сторожами-жердями по центру стога. Метка сена была всегда артельным делом. Трудились весело, одевались по-праздничному, работали с азартом. Особенно приятен был такой совместный труд сельской молодёжи. Было бы только «вёдро» — жаркий, солнечный день. Часто устраивали помочи, нанимали подённых работников.

Косили сено понемногу. В архивных документах содержатся сведения, что за сезон ставили от 100 до 800 копен сена, от 400 до 3200 пудов. Но, несмотря на это, крестьяне жаловались, что «сена едва хватает на зимнее кормление скота».

Начиная с июля месяца по старому стилю, сибиряки также продолжали расчищать залежи, «двоили» и «троили» пары, т.е. перепахивали на второй и третий раз пашню, пасынковали табак. Летняя пора приносила с собой столько забот, что рабочий день продолжался по 16-18 часов в сутки.

И это при тяготах невыносимой жары, задыхаясь под головной сеткой, защищающей лицо от укусов комаров и мелкой мошкары.

Накануне во всех селениях стоит стук-перестук молоточков: отбиваются косы. Одновременно крестьяне на сходах окончательно определяются с сенокосными угодьями. В разных районах сибирского края по-разному устанавливалась система сенокошения. Во многих селениях покосы были семейные, переходящие по наследству. Совместно расчищались не только пашни, но и покосы, а чаще всего использованные пашни через несколько лет начинали выкашивать. Подобные покосы были чаще всего разбросаны клочками по лесу, иногда в пяти-шести местах.

На покос домохозяин с сыновьями уезжал обычно на неделю-две: жили здесь в «балагане» — шалаше, косили в утреннее время, пока роса не сошла с травы, и от полдника до ночи. В жаркие дневные часы или отдыхали, или между делом «сочили» березняк, заготавливали жерди или веники для бани. По мере подсыхания валков сена к общему труду подключались женщины и подростки: переворачивали валки, сушили сено, сгребали и ставили копны.

Почти одновременно или сразу вслед за сенокосом начиналась жатва озимых хлебов. Сначала жали ячмень, затем овёс, но главной культурой была рожь. Убирали хлеб серпом или косою. Женщины жали серпом по 50 серпов в день. Одну десятину ржи можно было сжать вдвоём за восемь дней. Косой мужчина мог выкосить одну десятину за два дня. Сжатый хлеб вязали в снопы, затем девять снопов ставили колосьями вверх вплотную друг к другу, а десятый сноп клали на них сверху. Этот шалаш назывался СУСЛОНОМ. Из каждого суслона в среднем намолачивали до пуда и более зерна.

Рожь созревала в суслонах, а затем снопы складывали в стога-клади здесь же на поле. Конечно, даже в мыслях крестьяне не могли себе представить, чтобы хлеб кто-то мог похитить. В ряде районов Сибири сжатую рожь вывозили сразу и складывали в клади на гумне. За один день двое работников-крестьян могли на двух лошадях за 3-4 версты вывезти и сложить до трёхсот снопов ржи. Рабочий день в летнюю пору начинался в 3-4 часа утра.

Отец, глава семьи семидесяти-восьмидесяти лет, будил свою «артель». Женщины начинали варить завтрак, доить коров. Тут же готовились к выезду на работу: наливали квас в лагуны, кислое молоко в туески, накладывали шанег, пирогов. В холщовые мешки складывали иную снедь.

Молодёжь ловила лошадей, затем их запрягали, укладывали в телеги серпы, косы, вилы, грабли, обеденные припасы.

Сам старик на пашню или покос обычно не едет, но придирчиво проверяет, как запрягли телеги, всё ли взяли, даёт последние наставления в работе.

Вдвойне хлопот и заботы в доме было при организации помочи: чем обильнее и лучше угощали, тем уважительнее отзывались о хозяйке, тем лучше она удавалась.

Для посева ржи на следующий год уже была приготовлена озимая пашня. Время торопило, посеять нужно было в 3-4 дня. Считалось, что лучшее время для посева озимых хлебов – краткий период

«лёта крылатых муравьёв».

Не менее значительным для сибирячек были теребление и выстилка льна и конопли на поле. До поздней осени посконь мокла под утренними росами и слегка подсыхала днём под нежаркими лучами осеннего солнца. Но нужно отметить, что во всей Сибири преимущественно растили коноплю.

В летнюю и раннюю осеннюю пору собирали грибы. Грибами считались грузди, белые, рыжики, маслята, лисички. В отдельных местах под грибами подразумевались только грузди, более ничего не заготавливали на зиму. Повсеместно собирали ягоды, традиционные для данной местности. За лето нужно было вырастить молодняк скота, подремонтировать дом, постройки, печь, инвентарь, подготовить к зиме погреб, просушить одежду, сундуки, наготовить топлёного масла и т.д. Забот и работ летом было невпроворот, но всё делалось быстро, аккуратно, основательно. Таков был старожил-сибиряк.

Жатва пшеницы и ржи яровой и озимой затягивалась, бывало, до праздника Покрова.

ОСЕНЬ. Заготовка брусники, кедрового ореха. Традиции. Продолжение жатвы, уборка картофеля, овощей. Сезон рыбной ловли. Осенний промысел в охотничьих «ухожьях». Избушка-зимовье. Капустники. Обработка льна и конопли. Подсчет общих затрат труда на цикл весенне-осенних сельскохозяйственных работ. Начало периода осенне-зимних праздников.

По старому стилю осень начиналась несколько позднее, 14 сентября. Во многих более северных районах в конце лета, начале осени шёл интенсивный сбор черники и брусники. На общественные брусничники выезжали согласно общей договоренности, так же как и на клюквенные болота. Несомненно, сибиряк не мог представить зиму и без кедровых орехов. Кедровники защищались традициями и общинным правом: запрещалась рубка деревьев, заготовка орехов посторонними. День выезда в кедровники определялся заранее.

Продолжалась жатва хлебов. Одновременно копали картофель, убирали овощи. Ещё не закончилась жатва, а во многих местах наступал сезон рыбной ловли. На реке старики и молодёжь устраивали перемёты.

Жили здесь же в шалашах. Лучили тёмными ночами острогой рыбу. Массовый лов шёл в ямах. Здесь собирались рыбаки из разных деревень, иногда по 700 лодок в одну яму.

В промысловых районах с Покрова начиналась пора охоты. Селения пустели после праздника: почти все мужчины уходили на промысел.

У крестьян были в лесу свои ухожья, т.е. угодья. Все они на 40-50 вёрст. Переходили ухожья в семьях из поколения в поколение. Охотиться на чужом участке не дозволялось. Припасы для охоты брали в лавках в кредит. Порох, дробь и иные припасы, продукты везли в лес на лошадях. Груз достигал 5-7 пудов.

На промысел провожали торжественно: пили чай, затем, помолчав, вставали, молились с поклонами, старшие в семье благословляли охотника. С поцелуями и плачем провожали за деревню. Ведь охотник мог и не вернуться с промысла…

На участке стояла избушка с нарами и каменкой (печью), топившейся по чёрному. В избушке жили по двое, или по пятеро человек. По очереди варили чай, готовили ужин. Питались вместе, артельно. Одевались в тёплую, удобную, приспособленную для охоты одежду. Охотились на белку, соболя, медведя.

Промышляли хорьков, горностаев, росомах, волков, лисиц, лося, оленя. Кроме ружейной охоты применяли ловушки, петли, ямы и прочее.

Возвращались в ноябре, уставшие, закопченные, но с добычей. Пушнину сдавали как в лавку, так и приезжему скупщику, часто себе в убыток. По нескольку дней по возвращению с охоты в деревнях продолжались гулянки.

С началом первых заморозков рубили капусту совместно всей семьёй или устраивая помочи – капустники: совместно чистили, шинковали, солили. Мужчины заканчивали вспашку зяби. Поднимали на просушку и вывозили коноплю и лён. Далее его сушили, трепали, мяли и чесали, затем из поскони пряли пряжу на вечёрках и беседах.

Однако необходимо было отметить, что в начале двадцатого века всё большее распространение в Сибири получает удобрение пашни навозом. Ранее можно было, используя перелог, получать невысокие урожаи. Но общая стесненность из-за увеличения населения и переход к трёхполью требовали новой технологии улучшения пашни. Для получения навоза для одной десятины требовались 2 лошади, 3 коровы, 3 овцы.

На десятину пашни вывозили 120-200 телег одноколок. За день на поле, расположенном за три-четыре версты, делали по восемь поездок. Для того чтобы удобрить одну десятину, требовалось до двадцати человеко-дней.

Заканчивалась осень, и после Покрова начинался период осенне-зимних праздников, спадало трудовое напряжение. Сибиряк с нетерпением ждал не столько летней поры года, сколько зиму.

ЗИМА. «Покров землю кроет».

Установление санного пути. Заготовка и вывоз дров, строевого леса. Вывоз на подворье снопов из кладей, вывоз сена. Сушка и обмолот хлебов. Зимние повинности крестьян. Забой скота. Зимние работы и заботы. Ремёсла. Зимний отдых, праздники, гулянки, ярмарки. Подготовка к новому циклу сельскохозяйственных работ.

Зима начиналась по-разному, со снегом. Обычно уже после праздника Покрова погода становилась неустойчивой. «Покров землю кроет», — говорили сибиряки. В начале зимы рассчитывали работников и пастухов и начинались вечёрки и, конечно, свадьбы.

Сибирские реки покрываются сплошной шугой (салом), а с морозами – льдом. Понемногу устанавливается санный путь. Вывозили заготовленные заранее дрова. Заготавливали строевой лес. Вывозили с покосов сено, из кладей хлеб. Начинается время сушки и обмолота хлеба. Сушили снопы в овинах, молотили на гумне или часто молотилками. Веяли зерно на ветру. За одну неделю втроём (двое молотят, один сушит снопы) можно было обработать до 2000 снопов ржи, т.е. за день по160-180 снопов. Хлеб засыпают в общественный магазин, сдают в счёт податей, засыпают сусеки в амбарах, продают излишки в городе или на прииски. Молотить приходилось даже в лютые морозы.

В это время начинался период отправки обществами крестьян с лошадьми на гоньбу, ямщицкую повинность.

С морозами и первым снегом в деревнях начинали резать скот. Сибиряки могли осудить человека за любое неумение, но только не за неумение резать скот, поэтому в каждом селении были люди, которые по приглашению, «профессионально» могли помочь хозяину.

Долгими зимними вечерами и днями крестьяне столярничали, занимались ремёслами, выполняли текущие работы на подворье. Зимний отдых был необходим в условиях напряжённого летнего труда, как человеку, так и лошадям. Зима – время праздников, гулянок, гулеваний и веселья. Повсеместно устраивались съезжие праздники, ярмарки, шла меновая торговля. Торговый люд разъезжает по деревням с товаром, крестьяне запасаются всем: от гвоздей до модной городской одежды.

Идёт зима, ремонтируются орудия труда, инвентарь, сбруя: крестьяне готовятся к новому циклу хозяйственной жизни. Жизнь продолжается…

Примечание: перспективными направлениями для разработок

тематико-экспозиционного плана комплексно-краеведческого музея

могут стать:

1.Народная медицина: здоровье и болезнь, знахарство;

2. Домашние обряды: родины и крестины, брак.

3. Образ домашней жизни: трапеза, семейные нравы, приём гостей.

В наши дни технология сенокоса осталась такой же, как и 100 лет назад.

Скачать оригинальный файл

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector