Русский военно-морской флот в русско-японской войне 1904-1905 годов

1. Прелюдия к войне

    1. Создание Японского флота.

(по [3],стр. 32-35,[11])

До середины XIX в. флот Японии, находившийся в искусственной изоляции от всего мира, представлял собой действующий музей примитивных судов, типы которых восходили к древней истории страны и не могли сравниться с высшими достижениями кораблестроения. Только после реставрации власти императора (микадо) -так называемого «обновления Мейдзи» (1868) -Япония встала на путь реорганизации своих вооруженных сил по европейским образцам.

В 1873 г. в стране создаются военное и военно-морское министерства, принимается закон о всеобщей воинской повинности. Первыми учителями-советниками японцев по флоту были будущие британские адмиралы Трэйси и Хопкинс, а позднее французский корабельный инженер Эмиль Бертэн и англичанин капитан 1-го ранга Инглез. Наряду с заказом кораблей за границей - в Англии и Франции - японцы с помощью французских специалистов оборудовали для строительства крейсеров адмиралтейство в Йокосуке. Программой 1889 г. предусматривалось строительство 25 крейсеров и канонерских лодок, а также 30 миноносцев. Для ее выполнения пришлось выпустить внутренний морской заем в 50 млн. йен. Ограниченные финансовые возможности не позволили завершить программу к 1894 г., когда в боевой состав японского флота входили один малый броненосец «Фусо» и 11 броненосных и бронепалубных крейсеров водоизмещением от 2250 до 4280 т. Эти корабли значительно уступали лучшим кораблям европейских флотов в размерах и вооружении. Однако новая японская кораблестроительная программа 1894 г. предусматривала строительство двух броненосцев 1 -го класса «наиболее сильного типа»(будущие «Фудзи» и «Ясима»), и двух крейсеров - бронепалубного и минного (авизо). Таким образом, Япония приступила к созданию линейного флота на Дальнем Востоке.

18 июля 1894 г. внезапным нападением на китайские корабли в районе корейского порта Асан Япония начала войну с Китаем. В войне 1894-1895 гг. японцы преследовали далеко идущие захватнические цели на Азиатском континенте. Их задачи облегчались низкой боеготовностью вооружённых сил отсталого Китая.

После разгрома китайского флота в сражении при устье реки Ялуцзян японцы штурмом взяли Порт-Артур. Вскоре они взяли и военно-морскую базу Вейхайвей на Шандунском полуострове, где 1 февраля сдались остатки разбитого китайского флота. Условия мирного договора были тяжёлыми для Китая, уступавшего Японии ряд территорий, из которых наиболее важной была часть Квантунского полуострова с Порт-Артуром, образно названным японским микадо «оборонительной стеной всего государства». Китай выплачивал победителю огромную контрибуцию - в перерасчёте около 400 млн. золотых рублей.

Результаты войны встревожили ведущие европейские державы,имеющие свои интересы в Китае. 11 апреля 1895 г. правительства России, Германии и Франции совместно опротестовали аннексию Квантунского полуострова. При этом Россия, границам которой японская экспансия на континенте представляла непосредственную угрозу, готовилась поддержать дипломатию внушительной демонстрацией вооружённых сил.

24 апреля 1895 г. главные силы Соединённых эскадр Тихого океана и Средиземного моря под командованием вице-адмирала С.П. Тыртова(броненосец «Император Николай I»,броненосные крейсера «Адмирал Нахимов», «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах») сосредоточилась на рейде китайского порта Чифу в 75 милях от Порт-Артура. Младшими флагманами эскадр были контр-адмиралы С.О. Макаров и Е.И. Алексеев. По поручению Тыртова Макаров разработал план подготовки к бою, корабли перекрасили в серо-оливковый «боевой» цвет, приняли меры на случай внезапного нападения. Япония была вынуждена отказаться от Квантунского полуострова.

Японское правительство после этого взяло курс на подготовку войны с Россией.Начинается невиданное усиление армии и флота. Первая и вторая судостроительные программы(1895 и 1896) предусматривали заказ ещё 4 первоклассных броненосцев в дополнение к двум строившимся в Англии и 4 больших бронепалубных крейсеров. В 1897 последние заменили на 6 ещё более крупных броненосных крейсеров. На выполнение двух программ в течение 10 лет требовалось 246 млн. йен - около 320 млн. рублей. Учитывая, что общие военные расходы Японии до 1895 г. не превышали 30 млн. рублей, эта сумма представлялась совершенно непосильной для её бюджета. Однако полученная с Китая контрибуция помогла выполнить и перевыполнить обе программы уже к 1903 году. В 1895-1904 гг. на флот выделялось в среднем около 46 % от ежегодных военных расходов. Общие ежегодные расходы на вооружённые силы в 1899 г. достигли 150 млн. руб. Немалую роль в финансировании военных приготовлений Японии сыграл и заём в размере 500 млн. руб., предоставленный США.

Предполагалось, что из кораблей программы 1895-1897 гг. в Японии будут построены один броненосец, два броненосных крейсера, два крейсера 3-го класса, два минных крейсера, семь истребителей, 19 миноносцев 1-го класса, 27 - 2-го класса и 35 - 3-го класса. Однако неготовность японских верфей и стремление как можно быстрее выполнить программу привела к заказу всех 12 броненосных кораблей за границей.

Большое значение имел выбор типов предположенных к постройке кораблей. Первоначально планировалось построить небольшие броненосцы водоизмещением в 8000 тонн и с 10'' орудиями главного калибра. Однако под английским влиянием при новом морском министре Г.Ямамото было решено заказать максимально крупные линейные корабли,имеющие самое лучшее бронирование,скорость хода и артиллерийское вооружение. Поэтому,если первые два броненосца типа «Фудзи» представляли собой уменьшенный вариант английского «Ройал Соверен»,то заказанные в 1897 году на верфях «Тэмз Айрон Уоркс», «Армстронг энд Митчел» и «Дж.Браун» три единицы(«Сикисима», «Хацусе» и «Асахи») были развитием «Маджестика»,близкими к новейшему «Формидебл» .Четвёртый корабль - «Микаса», созданный на верфи «Виккерс» в Барроу, отличался от них улучшенной системой бронирования.

Шесть броненосных крейсеров(«Асама», «Токива», «Ивате» и «Идзумо» строились в Англии, «Адзума» и «Якумо»-во Франции и Германии соответственно) строились по единому техзаданию,и благодаря высокой скорости,сильному вооружению и очень хорошей защите представляли по сути небольшие быстроходные линкоры,и в этом качестве они прямо использовались в Цусимском сражении.

Крейсера-разведчики 2-го класса(«Такасаго» и близкие к нему «Кассаги» и «Читосе») также строились за границей. Они были развитием известного по японо-китайской войне крейсера «Иосино»-на момент вступления в строй самого быстрого в мире. Имели сильное вооружение и солидное для бронепалубных крейсеров бронирование,но это было достигнуто ценой очень малого запаса топлива и слабой подводной защиты.

Пять крейсеров 3-го ранга строились в самой Японии-это были заложенные ещё в 1892 году «Сума» и «Акаси» и являвшиеся их развитием «Нийтака», «Цусима» и «Отова».К 1904 они уже явно устарели и могли использоваться только для охранения конвоев и боёв со слабыми крейсерами противника.

Также имелись быстроходные минные крейсера(авизо), 20 истребителей,большинство из которых было куплено в Англии у фирм «Ярроу» и «Торникрофт»,по чертежам последней часть построили в Японии. Два десятка миноносцев типа «Касасаги» строились по французскому проекту.

Рост численности флота Японии.


Состав флота на 1.01. 1896 г.

Программы 1894, 1895, 1896 и 1897гг.

Фактически строились в 1894-1 903 гг.

Вступили в строй до 27.01.1904г.

Состав флота на 27.01.1904г.

Эскадренные броненосцы

-

6

6

6

6

Малые броненосцы

1

-

-

-

2

Броненосные крейсера

-

6

6

6

6+2

Бронепалубные крейсера 2-го класса

1

3

3

3

4

Бронепалубные крейсера 3-го класса

9

3

4

2

11+2

Авизо

2

4

2

2

4

Канонерские лодки и малые крейсеры

9

-

1

1

11

Минные транспорты

-

1

-

-

1

Истребители

-

11

20

20

19+3

Миноносцы

42

89

63

63

86

Примечание: на момент начала войны броненосные крейсера «Ниссин» и «Кассуга»(бывшие «Ривадавия» и «Морено»),купленные в Италии,ещё не успели прийти в Японию. Бронепалубные крейсера «Цусима» и «Отова» находились в завершающей стадии достройки.

Три истребителя типа «Харусаме» строились,в строй они войдут в 1905 году.

1.2 Подготовка Российского флота. Программа 1898 «Для нужд Дальнего Востока»

(по [3],стр. 27-32 и [11],[14])

Сведения об военных приготовлениях Японии не могли не встревожить Россию-под угрозой находились её дальневосточные владения. Кроме того,правительство Николая II и само стремилось к активной политике на Тихом Океане. Ряд влиятельных деятелей из окружения императора во главе с бывшим тогда министром финансов Сергеем Витте были сторонниками мирного распространения влияния России на Дальнем Востоке и постепенного проникновения в Китай и Корею.

27 августа 1895 года(вскоре после завершения японо-китайской войны) авторитетный специалист по проблемам военно-морских сил М.И. Кази представил Николаю II записку «О современном состоянии русского флота и его ближайших задачах».В ней он обосновывал необходимость ограничиться на Балтике флотом активной обороны,на Чёрном море поддерживать имеющиеся силы,а центр тяжести перенести на Тихий Океан.

Эти идеи нашли поддержку как у императора и Александры Фёдоровны,так и многих военных и политических деятелей. Однако управляющий морского министерства Н.М. Чихачёв и генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович были сторонниками ориентации вооружённых сил на противостояние Германии,и в частности,приоритетного развития Балтийского флота.

В апреле 1896 года,после распространения записки великого князя Александра Михайловича «Соображения о необходимости усилить состав русского флота в Тихом океане»,Н.М. Чихачёв был заменён вице-адмиралом П .П. Тыртовым, сторонником развития морских сил на Дальнем Востоке.

В начале 1898 Николай II утвердил программу,предполагавшую сосредоточить к 1903 году на Дальнем Востоке 10 эскадренных броненосцев, 5 броненосных крейсеров, 10 крейсеров-разведчиков водоизмещением 5-6 тысяч тонн, 10 крейсеров 3-го класса по 2-2,5 тысяч тонн, один-два минных транспорта по 8 тысяч тонн (носители миноносок), два минных заградителя и 36 истребителей - эскадренных миноносцев (часть последних могла быть заменена миноносцами).Для достижения указанного состава по особой программе «Для нужд Дальнего Востока» в 1898-1902 гг. предстояло построить 5 эскадренных броненосцев, 5 крейсеров 1-го ранга и другие корабли.

15 марта 1898 года в Пекине было подписано соглашение о передаче Квантунского полуострова в аренду России сроком на 25 лет.

18 марта 1898 года в Порт-Артур прибыли броненосцы «Наварин» и «Сисой Великий».


Количество кораблей по программам

Объединение программ по решениям 1899

Построено до 1905

1895

1898

Количество кораблей

Водоизмещение


Эскадренные броненосцы

6

5

12

156000

11

Броненосцы береговой обороны

4

-

1

4000

-

Крейсера 1-го ранга

9

5

14

91000

13

Крейсера 2-го ранга

-

4

6

18500

5

Минные крейсера

5

-

1

562

1

Мореходные канонерские лодки

5

-

1

1000

1

Минные заградители

2

2

3

7800

3

Миноносцы (эскадренные)

-

20

56

15120

58

Миноносцы (малые)

-

10

10

1500

10

Транспорты

4

1

7

25120

5

Всего:


47

109

320602

107

Само решение о создании третьего флота было принято Николаем II по ходатайству адмиралов без должного согласования с Военным и другими министерствами. Более того, особое совещание в декабре 1897 г. не приняло во внимание здравые рассуждения М.И. Кази и великого князя Александра Михайловича, предлагавших в своё время ограничиться на Балтике минной обороной. Совещание постановило: «На Балтике мы должны быть по-прежнему сильны, чтобы в нужный момент отстоять исконные свои задачи». Распыление средств между Тихоокеанским и Балтийским флотами при одновременном усилении Черноморского флота явилось для страны непосильным бременем. Но это не остановило императора, хотя он ещё в ноябре 1895 г. справедливо отметил на полях журнала особого совещания: «вся наша беда именно состоит в том, что России приходится строить и содержать три самостоятельных флота».При этом Николай II сам не наметил путей преодоления этой «беды», а руководство Морского ведомства оказалось не в состоянии сформулировать доступные цели морской политики.

Императору не удалось согласовать позиции своих министерств, которые зачастую ставили ведомственные интересы выше государственных. Так, С. Ю. Витте в 1896 г. под влиянием русско-китайского банка добился от Китая согласия на строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), которая связала забайкальский участок Транссибирской магистрали с Владивостоком через территорию Манчжурии. В 1901 г. по КВЖД прошёл первый поезд. В начале XX в. Министерство финансов израсходовало почти 26 млн. рублей на строительство коммерческого порта и города Дальний на Квантунском полуострове. Новый порт связала с КВЖД Южно-Манчжурская железная дорога (ЮМЖД). Все эти дорогостоящие начинания требовали надёжной обороны, финансирование которой откладывалось тем же главой министерства. Впоследствии и Дальний, и ЮМЖД были эффективно использованы Японией в войне против России.

Министр иностранных дел граф М.Н. Муравьев настоял на занятии Порт-Артура в ответ на оккупацию Германией Циндао (Киао-Чао) вопреки опасениям С.Ю. Витте за последствия захвата китайской территории и сомнениям вице-адмирала П.П. Тыртова в удобствах и стратегическом значении этого порта. При этом не было учтено мнение начальника эскадры Тихого океана вице-адмирала Ф.В. Дубасова, который еще в 1898 г. считал, что Порт-Артур может быть легко отрезан от сообщения морем с Владивостоком и от сухопутных коммуникаций в Манчжурии. Ни М.Н. Муравьев, ни его приемник (с 1900 г.) граф В.Н. Ламсдорф не предавали должного значения увязыванию политических целей с задачами флота. Военно-морское руководство - ведомство августейшего генерал-адмирала - оказалось не в состоянии сформулировать их самостоятельно. Вице-адмирал С.О. Макаров, предлагавший в декабре 1897 г. определить задачи флота на Дальнем Востоке, а уже потом, исходя из этих задач, установить и его состав, остался при особом мнении и не был поддержан другими участниками особого совещания.

Планировавшееся к 1905 году соотношение сил флота России и её противников


Балтика

Чёрное море

Тихий океан

Россия

Германия

Россия

Англия

Россия

Япония

Англия

Эскадренные броненосцы

8

14

8

15

10

6

5

Броненосцы береговой обороны

4

9

-

-

-

1

-

Крейсера 1-го ранга

4

8

2

4

13

10

8

Всего:

16

31

10

19

23

17

13

Не включены устаревшие корабли,для Англии показаны Средиземноморский и Восточный флоты в графах Чёрного моря и Тихого Океана.

Военное министерство, в свою очередь, не торопилось со строительством Порт-Артурской крепости, окончание которой планировалось к 1909 г. Отпущенные на крепость до 1904 г 4,6 млн. рублей выглядели более чем скромно по сравнению с расходами на создание Дальнего. Военный министр (с 1898 г.) генерал-лейтенант А.Н. Куропаткин являлся активным противником чрезмерного, по его мнению, усилению флота. Однако ему не удалось склонить на свою сторону Николая II, при этом министр явно недооценил боеспособность японской армии, оставив к 1904 г. Порт-Артур и Владивосток без надёжной сухопутной обороны. Сосредоточенные Военным министерством на Дальнем Востоке войска качественно уступали войскам российской армии в целом: основу их организации составляли так называемые Восточно-Сибирские стрелковые бригады вместо полноценных армейских корпусов.

1.2.1 Реализация судостроительной программы России.

(по [2],[3],[11])

После принятия программы 1898 года для флота строились два подкласса эскадренных броненосцев. Первый был представлен кораблями типа «Пересвет», спроектированными на Балтийском заводе, исходя из требований обеспечить увеличенную дальность плавания (для маневра Балтика - Тихий океан), высокую скорость (18 уз) при хороших мореходных качествах и ограничении калибра главной артиллерии (10"). В качестве прототипа для определения элементов совещание 1895г. выбрало английский броненосец «Ринаун» (10500 т), но проект носил оригинальный характер, отличался продуманностью деталей и удобным общим расположением. Мореходные качества обеспечивались высоким бортом и удлинённым полубаком, которые позволяли применять башенные орудия в штормовую погоду. «Пересвет», построенный на Балтийском заводе и «Ослябя» Нового адмиралтейства, подобно океанским крейсерам, в подводной части были обшиты деревом (тик), покрытым тонкими медными листами. В отличие от ранее построенных броненосцев, на них устанавливались водотрубные котлы системы Бельвиля и броня, закалённая по способу Гарвея. Важным новшеством в системе бронирования стали скосы 70мм главной броневой палубы в направлении к нижней кромке бортового броневого пояса.

По проекту «Пересвета» Балтийский завод в 1898-1902 гг. построил третий броненосец - «Победа», но уже без деревянной обшивки и с бронёй, закалённой по способу Круппа. При всех достоинствах броненосцев типа «Пересвет», по мощности вооружения и бронирования они уступали сильнейшим английским и японским броненосцам. Многие адмиралы считали их непозволительной роскошью для российского флота.

За основу техзадания для больших броненосцев было решено взять тип «Полтава» с главным вооружением из четырёх 12" и 12 6" орудий. Скорость полного хода должна была достичь 18 уз, дальность плавания экономическим ходом - 5000 миль, водоизмещение - 12000 т.

11 апреля 1898 без конкурса был заключён контракт на постройку броненосца и крейсера I-го ранга(будущие «Ретвизан» и «Варяг») с известной американской судостроительной компанией «Вильям Крамп и Ко»(Филадельфия). МТК был подкуплен обещаниями Крампа построить корабли быстро и недорого. «Ретвизан» отличался от прототипа крупповской бронёй,двумя гребными винтами и отсутствием полубака. Из-за опасений,что не будет достигнута контрактная скорость, Крамп добился разрешения установить на оба корабля водотрубные котлы Никлосса, уже тогда имевшие репутацию очень ненадёжных.

В июле 1898 года был заключён контракт с французской верфью «Форж э Шантье»(Тулон) о постройке броненосца и броненосного крейсера(будущие «Цесаревич» и «Баян»). Именно «Цесаревич» стал прототипом для постройки серии из пяти единиц: в 1900 в «Новом Адмиралтействе» был заложен головной корабль- «Бородино»,на Галерном острове- «Орёл»,на Балтийском заводе- «Император Александр III»,в 1901 там же был заложен «Князь Суворов», в 1902- «Слава».

Строившийся вместе с «Цесаревичем» «Баян» также оказался для своего времени удачным -по скорости и защите он не уступал японским броненосным крейсерам. Однако он был всего один,от предложения «Форж э Шантье» построить по сниженной цене второй корабль этого типа, однако Морское министерство отказалось,предпочтя построить ещё один 6000-тонный крейсер. Во время войны,в марте 1905 года будут заказаны ещё три единицы( «Баян II», «Адмирал Макаров», «Паллада II»),но время уже будет упущено.

По личному указанию Николая II находившийся в 1898 году в постройке второй крейсер типа «Россия»- «Громобой» был достроен по изменённому проекту-большая часть 6'' и 8'' орудий теперь находилась в броневых казематах. Однако чрезмерное количество(24) трёхдюймовок было сохранено,как и неудачное расположение главного калибра.

В 1896-1897 году были заложены три «истребителя торговли»- «Диана», «Аврора» и «Паллада». При большом водоизмещении(6630 тонн по проекту) они имели слабое вооружение(8-6'' и 24-3'' орудий без какой-либо защиты), низкую скорость хода(19-20 узлов) и при этом не очень большую дальность плавания(4000 миль).

Прямым развитием этого неудачного проекта стал и первый 6000-тонный крейсер программы 1898 года- «Варяг». Как уже говорилось выше,он был заказан без конкурса и имел неудачную силовую установку. Помимо этого было неудачное расположение орудий(на борт могла только половина: 6 6'' и 6 3'') и отсутствие их защиты(как на прототипе), проектная скорость хода в 23 узла выдавалась только на испытаниях [22].

Победителями конкурса Морского ведомства стали проекты заводов «Крупп-Германия» (Киль) и «Вулкан»(Штеттин). Первый завод в 1898-1901 гг. построил крейсер «Аскольд», второй в 1899-1902 гг. - «Богатырь». Эти корабли превосходили «Варяг» по надёжности механизмов и броневой защите. На «Аскольде» орудия прикрывались броневыми щитами, на «Богатыре» момимо них 4-6'' находились в орудийных башнях,а ещё 4-в казематах.

По чертежам «Богатыря» началось строительство ещё трёх крейсеров-одного для Тихого Океана и двух для Чёрного моря. Корпус первого корабля(«Витязя») сгорел 31 мая 1901 во время пожара на Галерном острове,после этого на «Новом адмиралтействе» был заложен «Олег»,для которого использовались оставшиеся механизмы и вооружение, он был с трудом достроен к осени 1904. Черноморские крейсера вступили в строй после войны.

В1899 г. Морское ведомство необоснованно отказалось от реализации проекта башенного броненосного крейсера с 8" орудиями, составленного Д.В. Скворцовым по заданиям великого князя Александра Михайловича. К броненосным крейсерам вернулись только в 1903 г. при разработке 20-летней программы. Совещанием адмиралов определялись следующие их основные элементы: скорость - 21 уз, дальность плавания экономическим ходом - 6000 миль, главное вооружение - восемь 8" орудий в башнях, двенадцать 6" орудий в бортовых установках, шесть торпедных аппаратов при 152мм защите корпуса и башен.

Соответствующего проекта крейсера к этому времени не имелось, но, между тем, новое задание показалось адмиралам Ф.К. Авелану и З.П. Рожественскому важным аргументом для отказа от приобретения за границей крейсеров и броненосцев, строившихся для Аргентины и Чили. Конечно, эти корабли не могли отвечать требованиям к перспективным кораблям российского флота. Но они были почти готовы, а недостаток в броненосных крейсерах как раз и был слабым местом состава эскадры Тихого океана. В декабре 1903 г. аргентинские крейсера успела перехватить Япония, и они под названием «Ниссин» и «Касуга» приняли активное участие в войне против России. А между тем, уже в 1904 г. Морское ведомство тщетно пыталось приобрести готовые броненосные крейсера в Аргентине и Чили, но к этому времени сделка оказалась невозможной из-за отказа правительств этих стран продавать корабли воюющему государству.

В развитии крейсеров 2-го ранга администрация П.П. Тыртова добилась крупного успеха. Программа МТК для проектирования крейсеров водоизмещением в 3000 т предусматривала небывалую 25-узловую скорость и вооружение из 120мм орудий. Наилучшую реализацию этих заданий обеспечивала германская фирма «Шихау» в Эльбинге, построившая в 1899-1901 гг. крейсер 2-го ранга «Новик». По его несколько измененному проекту Невский завод в 1902-1904 гг. построил «Жемчуг» и «Изумруд».

Своеобразной данью родственному датскому королевскому дому явилось решение генерал-адмирала заказать крейсер 2-го ранга заводу «Бурмейстер ог Вайн» в Копенгагене. Построенный там крейсер «Боярин» (1899-1902 гг.) заведомо не удовлетворял заданиям МТК, так как проектировался на 22-узловую скорость хода.

Важным достижением российских моряков и кораблестроителей явилось создание в 1898-1901 гг. на Балтийском заводе своего рода минных крейсеров - по официальной терминологии - минных транспортов («заграждателей») - «Амур» и «Енисей». Проектом этих кораблей, основанном на минном устройстве системы лейтенанта В. А. Степанова, предусматривались 17,5-узловая скорость хода и вооружение из 400 мин заграждения и 75мм орудий. Назначение транспортов типа «Амур» заключалось «в способности с удобством и быстро заградить минами данную местность». Равная броненосцам скорость позволяла использовать «заграждатели» в составе эскадры для активных минных постановок у берегов противника. Однако при создании минного транспорта для Балтики («Волга», 1903-1905 гг.) ограничились 13-узловой скоростью, что означало возврат к прежнему типу «Буг». Очередные два корабля типа «Амур» начали строить только во время русско-японской войны.

В 1900 году планировалось заложить четвёртый броненосец береговой обороны(«Адмирал Бутаков», 6 8'' орудий в четырёх башнях),была начата подготовительная работа на верфи «Новое Адмиралтейство»,но из-за недостатка средств от него отказались.

Сокращение не миновало и канонерские лодки - для действий в условиях рек и на прибрежных мелководьях построили всего одну лодку «Гиляк» водоизмещением 1251 т. В 1903 г. подобную, но более мореходную лодку «Хивинец» решили построить для представительства России в водах Персидского залива. «Хивинец», также как и «Гиляк», строился в «Новом адмиралтействе» и практически не имел броневой защиты, неся скорострельные патронные орудия.

Большое значение для формирование полноценных эскадр, сбалансированных по классам кораблей, имел выбор типов минных судов. В этом важном вопросе Морское министерство, отказавшись от дальнейшей постройки минных крейсеров типа «Абрек», основное внимание уделило развитию быстроходных миноносцев (истребителей), но полностью положилось на иностранный опыт. В 1898 г. для серийной постройки на трёх петербургских заводах избрали тип «Сокол» с несколько уменьшенной скоростью. Двенадцать из этих кораблей перевезли в разобранном виде по транссибирской железной дороге и собрали в Порт-Артуре в 1902-1904 гг. Таким образом удалось сберечь механизмы от износа в длительном походе. Однако «соколы» морально устарели ещё при закладке - по размерам и вооружению они уступали новому поколению английских истребителей.

В 1898-1899 было заказано несколько типов эскадренных миноносцев,имевших скорость хода 27 узлов и сильное вооружение (два 75мм и пять 47мм орудий, три торпедных аппарата) по проекту. Однако все 26 построенных единиц имели только одно 75мм орудие и потому были заметно слабее английских и японских аналогов.

Уже во время войны были заложены 3 увеличенных корабля типа «Грозный»,два из которых(«Грозный» и «Громкий») войдут в состав II Тихоокеанской эскадры.

Одновременно с эскадренными миноносцами в 1899-1903 гг. были построены малые быстроходные миноносцы прибрежного действия - типа «Уссури» и 10 типа «Циклон» (водоизмещением 152т). Их боевое значение было ограниченным, а корпуса - слишком слабыми для морских переходов в свежую погоду.

В1901-1903 гг. по проекту И.Г. Бубнова, И.С. Горюнова и М.Н. Беклемишева на Балтийском заводе построили первую отечественную подводную лодку, которая в июне 1904 г. получили название «Дельфин». Несмотря на слишком большое время перехода из надводного в подводное положение (12 минут) и ряд конструктивных недостатков, «Дельфин» оказался на уровне мировых достижений подводного кораблестроения, а по некоторым элементам (глубина погружения, мощность бензо-мотора и электродвигателя) превосходил современные подводные лодки Голланда.

В 1903г. И.Г. Бубнов и М.Н. Беклемишев на основе опыта создания «Дельфин» спроектировали новую лодку с увеличенным запасом плавучести и усиленным вооружением . 2 января 1904 г. по этому проекту Балтийскому заводу заказали одну лодку, позднее названную «Касатка». Во время русско-японской войны завод получил заказ ещё на пять однотипных подводных лодок, из которых одна строилась на добровольные пожертвования. Одновременно шесть лодок начали строить на Невском заводе по проекту Голланда, у которого в готовом виде приобрели «Фультон» («Сом»). У американского предпринимателя Лэка Морское ведомство купило лодку «Протектор» («Осётр»), по его типу фирма обязалась построить ещё пять кораблей со сборкой в Либаве. Наконец, три лодки (типа «Карп») заказали в Германии компании «Крупп», подарившее по этому случаю России маленькую опытную лодку «Форель».

Особого внимания заслуживает опыт создания крупных вспомогательных судов специальной постройки. Так, в 1900 г. были заказаны учебное судно «Океан» для подготовки котельных и машинных команд и транспорт «Камчатка» (7200 т) для перевозки войск и угля. В 1904 г. «Камчатку» оборудовали плавучей мастерской для 2-й эскадры флота Тихого океана, в качестве которой она принесла большую пользу на переходе.

Во время русско-японской войны были приобретены несколько быстроходных грузопассажирских судов, мобилизованы и зафрахтованы различные транспорты. Часть из них переоборудовало вспомогательные крейсера, в том числе -носители аэростатов («Русь»), другие - в госпитальные суда, плавучие мастерские, вооруженные транспорты.


3.Технические особенности русских и японских кораблей.

3.1.1 Особенности японских кораблей.

Основные 12 японских ударных кораблей вошли в строй с 1897 по 1902 год(«Ниссин» и «Кассуга» в 1904,но и куплены они были сверх плана судостроительной программы). Это означает,что экипажи успели в полной мере освоить их,при этом механизмы не успели износиться, а корпус не был сильно повреждён коррозией. Кроме того, все 12/14 кораблей имели очень хорошую броневую защиту, современную артиллерию(количество типов 12'' и 8'' орудия ГК броненосцев и броненосных крейсеров не превышало 2-сравните с разнообразием русских орудий ГК), высокую скорость,что позволяло I боевому отряду(6 броненосцев,затем 4 броненосца и «Ниссин» и «Кассуга») развивать в бою 15-16 узлов,а II(6 броненосных крейсеров) все 18. Для сравнения,крейсерский ход I Тихоокеанской эскадры не превышал 13 узлов(ограничивалась тихоходными «Полтавами»),а II эскадры 9 узлов(тихоходными были большинство русских кораблей линии). Это позволяло японцам успешно выполнять обхват голова русской колонны(т.н. «Crossing T»), буквально засыпая головные корабли фугасными снарядами и минимизирую ущерб свои потери.

На новых японских броненосцах(типа «Сикисима» и «Микаса») и броненосных крейсерах типа «Асама» и «Ивате» за счёт ухудшения условий жизни команды(уменьшены офицерские каюты и матросские кубрики) удалось установить на пару 6'' орудий больше,чем на английских прототипах. Помимо этого проектировщики смогли почти полностью убрать горючие материалы с палуб и надстроек,снизив этим угрозу пожаров от попаданий фугасных снарядов.

Также важную роль играла окраска. Корабли,прибывавшие из Европы, первоначально были окрашены по «викториански»(белый корпус с чёрно-жёлтыми трубами), но уже в 1902-1903 годах их всех перекрасили в шаровый(серо-металлический) цвет. В результате даже в солнечную погоду их силуэты сливались с водой, затрудняя прицеливание.

Все орудия калибром от 76 мм до 12,5" снабжались оптическими прицелами, а для управления огнём использовались горизонтально-базисные дальномеры компании «Барр энд Струд» и приборы передачи команд и расстояний английской конструкции и производства.

К 1904 г. все японские броненосцы и крейсера получили радиостанции системы Маркони.

2.1.2 Особенности русских кораблей.

Широко известным недостатком русских кораблей стала конструкция боевой рубки с грибовидным свесом,предназначенным для защиты от осколков,но на практике нередко отражающий их в смотровые щели. В самом начале войны,подобный случай произошёл во время боя «Варяга»-осколками снаряда были убиты или ранены все находившиеся в рубке,в том числе командир корабля Руднев. То же самое произошло на «Цесаревиче» во время боя в Жёлтом море,на «Князе Суворове», «Бородино» и «Орле» в Цусиме [3].

Далее следуют просчёты проектирования отдельных кораблей-про «Россию», «Диану» и «Варяг» сказано выше, «Цесаревич» и основанные на нём броненосцы типа «Бородино» имели проблемы с остойчивостью(в Цусиме так погибли «Александр III» и «Бородино») и низким расположением портов 3''-орудий. На «Орле» на завершающем этапе постройке по инициативе В.П.Костенко установили систему выравнивания крена(подробнее-[3]),спасшую корабль от опрокидывания и гибели в Цусимском сражении. На броненосцах типа «Пересвет» слабым местом была небронированная носовая часть и погонное орудие,на «Ослябе» это усугублялось плохим качеством постройки [3],[10].

Слабым местом техники российского флота также следует признать низкий уровень капитального ремонта и модернизации кораблей. В погоне за пополнением новыми боевыми единицами Морское ведомство хронически откладывало замену котлов, ремонт главных машин и, главное, обновление артиллерийского вооружения броненосцев и крейсеров. Только в конце апреля 1903 г. вице-адмирал Ф.К. Авелан утвердил перевооружение крейсера 1 -го ранга «Память Азова», эскадренных миноносцев «Император Александр II» и «Наварин» современными 8" и 6" орудиями с сохранением на последних кораблях старой башенной артиллерии. В июне 1903 г. МТК возбудил ходатайство о замене орудий главного калибра на «Петре Великом» (на этот раз на 10" пушки) и на черноморских броненосцах типа «Екатерина II». До конца войны эти планы не были реализованы [11],[14].

Корабли Первой Тихоокеанской эскадры первоначально были в «викторианской» окраске , накануне войны их перекрасили в серо-оливковый цвет. Корабли Второй эскадры по инициативе Рожественского [3] были покрашены в чёрный цвет с чёрно-жёлтыми трубами,что существенно упростило задачу японских наводчиков.

Несмотря на первоначальные успехи в радиосвязи,промышленное изготовление радиостанций до начала войны так и не удалось наладить,хотя первые кустарно сделанные комплекты начали устанавливать на корабли в 1900,а к 1904 все крупные корабли I Тихоокеанской эскадры были ими оснащены. В 1904 во время спешной подготовки II эскадры пришлось закупить немецкие радиостанции Слаби-Арко. Они(как и аппараты Попова-Дюкрете) значительно уступали по удобству и дальности действия использовавшимся в японском флоте радиостанциям Маркони [14].

2.2.Артиллерия.

(по [5],[17])

Характеристики русских морских орудий:

Орудие

Вес орудия,тонн


Вес снаряда/заряда,кг

Количество взрывчатого вещества в снаряде,кг

Начальная скорость,м/с

Скорострельность,выстрелов в минуту

Максимальная дальность стрельбы,кабельтовых

Бронебойный

Фугасный

305/45 Обухова обр. 1892

43,1

332/106

3,3



6

792

0,3-0,75

70-74

305/35 Обухова обр. 1885

56,8

332/158

637

0,25

53

305/30 Обухова обр. 1877

51,4

332/122

570

0,2

51

254/45 Обухова обр. 1892

29

225/65

3,15

6,75

732-792

0,67

92

254/45 Обухова обр. 1892

22,5

225/52

693

0,67

65

229/35 Обухова обр. 1877

22,1

126/74

н/д

н/д

653

0,5-1,0

50

203/45 Канэ обр. 1892

12,1

88/33

1,5

2,4

891

1,0-2,0

64

203/35 Обухова обр. 1884

13,7

88/52

664

0,7

49

152/45 Канэ обр. 1891

5,8

41,5/12,9

0,6

1

793

2,0-5,0

54-60

152/35 Обухова обр. 1884

6,4

41,5/22,9

645

1,0-3,0

43

120/45 Канэ обр. 1891

3

20,4/7,7

н/д

н/д

823

4

52

75/50 Канэ обр. 1891

0,9

4,6/1,6

0,05

-

823

4,0-10,0

42

47/43,5 Гочкиса обр. 1896

0,3

1,5/ н/д

н/д

н/д

710

13,0-20,0

30

37/23 Гочкиса обр. 1896

0,03

0,5/ н/д

н/д

н/д

442

10,0-19,0

17

Бронебойные снаряды снаряжались пироксилином,фугасные-бездымным порохом. И для тех,и для других использовались одинаковые взрыватели замедленного действия - двойные ударные пироксилиновые трубки. На практике это означало,что русские фугасные снаряды были теми же бронебойными с увеличенным количеством взрывчатки,всё равно многократно меньшим,чем в английских и японских.

Кроме того,известным недостатком русских орудий(в особенности 152/45 Канэ) была слабость подъёмных дуг,которые ломались после нескольких десятков выстрелов с максимального возвышения. Это выяснилось только во время войны-во время боя «Варяга» с японской эскадрой часть его 6''-орудий вышла из строя именно таким образом [22].

Характеристики японских морских орудий:

Орудие

Вес орудия,тонн

Вес снаряда/заряда,кг

Начальная скорость,м/с

Скорострельность,выстрелов в минуту

Максимальная дальность стрельбы,кабельтовых

320/38 Канэ обр. 1884

66

449/ н/д

703

0,2

60

305/40 Армстронга обр. 1891

50,8

386/140

762

0,75

82

305/40 Армстронга обр. 1890

49,6

386/140

732

0,25

77

305/22 Круппа обр. 1877

36

328/92

527

0,25

44

254/45 Армстронга обр. 1894

32,5

226,5/99

826

1

100

210/30 Круппа обр. 1879

13,2

176/ н/д

569

0,3

55

203/45 Армстронга обр. 1901

20,2

108/26

867

2

87

203/40 Армстронга обр. 1890

16,8

113/20

786

2

60

152/45 Виккерса обр. 1901

7,5

45,4/16

915

6

90

152/40 Армстронга обр. 1891

6,6

45,4/10

762

4,0-7,0

60

152/40 Армстронга обр. 1890

5,9

45,4/8,8

677

4,0-7,0

49,0-55,0

150/35 Круппа обр. 1882

4,5

40/ н/д

550

1,5

38

120/40 Армстронга обр. 1890

2

20,4/2,5

655

5,0-8,0

44

76/40 Армтсронга обр. 1890

0,6

5,7/0,9

647

7,0-10,0

40

57/43 Гочкиса обр. 1896

0,5

2,7/0,3

553

15-20

30

47/40 Гочкиса обр. 1896

0,25

1,6/0,3

562

15-30

20

47/33 Гочкиса обр. 1890

0,13

1,13/0,1

560

15-25

17

37/23 Гочкиса обр. 1896

0,04

0,5/0,09

430

15-30

15

Артиллерия японского флота в основном соответствовала английским стандартам, которых придерживалась вооружавшая японские корабли фирма «Армстронг». На некоторых более старых кораблях имелись орудия систем Канэ и Круппа, а на новейшем «Микаса» - «Виккерс». Последние обеспечивали наиболее высокую скорость стрельбы.

Орудия на большинстве кораблей были собственно английского производства, к 1903 г. производство орудий калибром от 76 мм до 9,2" (234 мм) было освоено арсеналом в Куре.

Японские снаряды,в отличие от русских,содержали взрывчатки от 4,8 % до 8,5 % общего веса, и снаряжались шимозой(тринитрофенолом,от английского мелинита отличия были в способе изготовления),которая по бризантному действию значительно превосходит пироксилин и тем более бездымный порох. Кроме того,во время обоих войн-и с Китаем,и с Россией-ставка делалась только на фугасные снаряды,которые почти не теряли разрушительной силы с ростом дистанции,в отличии от бронебойных. Поэтому в 1904-1905 основные японские ударные корабли,пользуясь преимуществом в скорости, вели огонь с очень больших для того времени дистанций- 30-60 кабельтовых:на них русские бронебойные снаряды с небольшим содержанием взрывчатки были малоэффективны,кроме того, меткость артиллеристов русских кораблей была значительно хуже при стрельбе на большие расстояния из-за отсутствия такого опыта,технически менее совершенных прицелов и всего 2 дальномеров на корабль, во время боя быстро выводившихся из строя осколками.

Правда,японские фугасные снаряды вопреки распространённому мнению,не пробивали сколько-нибудь толстую броню(12''-снаряд,содержащий 33 кг шимозы,не мог пробить даже 3'' броневую палубу),но как показала практика,в этом не было необходимости-несколько десятков попаданий в броненосец типа «Бородино» практически полностью лишали его боевой ценности из-за уничтожения почти всей артиллерии,огромных разрушений небронированных надстроек и надводного борта,пожаров,большого количества убитых и раненных среди экипажа.

Связка из шимозы в качестве начинки снаряда и кордитного заряда оказались весьма ненадёжной и опасной в обращении-во время войны неоднократно происходили преждевременные разрывы снарядов(так,крейсер «Ниссин» по этой причине во время Цусимского сражения лишился обоих стволов носовой 8'' башни),позже произошли взрывы погребов на броненосце «Микаса»(сентябрь 1905 года) и крейсере «Мацусима»(1908 год),последний из-за полученных повреждений восстанавливать не стали.

3. Война на море.

(по [1],[3],стр. 32-40,71-536,[11],[12],[13],[24])

Япония начала окончательную мобилизацию своих вооружённых сил в ноябре 1903 г. В состав Постоянной эскадры к этому времени уже вошли все крупные корабли и новые миноносцы. В декабре эскадра была реорганизована в Соединённый флот, сосредоточенный в Сасебо. Командующим флотом японский император назначил самого авторитетного из флагманов - вице-адмирала X. Того, который поднял флаг на броненосце «Микаса».

Соединённый флот, предназначенный для действий на главном театре - в Жёлтом море, - состоял из 1-й и 2-й эскадр. В 1 -ю эскадру под командованием самого Того вошли 1-й и 3-й боевые отряды броненосцев (6 единиц) и быстроходных крейсеров (4 единицы, флаг вице-адмирала С. Дева на «Титосе»), авизо «Тацута», три отряда истребителей (11 единиц) и два отряда миноносцев (8 единиц). 2-ю эскадру под командованием вице-адмирала X. Камимура (флаг на броненосном крейсере «Идзумо») составили 2-й и 4-й боевые отряды броненосных (6 единиц) и бронепалубных (4 единицы) крейсеров, авизо «Тихайя», два отряда истребителей (8 единиц) и два отряда миноносцев (8 единиц). При эскадре состояли 2 канонерские лодки и 15 частично вооружённых транспортов, образовавших плавучий тыл флота.

По количеству крупных кораблей, миноносцев и орудий средних калибров Соединённый флот превосходил главные силы русской эскадры Тихого океана, сосредоточенные в Порт-Артуре.

3-я японская эскадра под командованием вице-адмирала С. Катаока (флаг на крейсере «Ицукусима»), первоначально подчинённого непосредственно начальнику Морского генерального штаба, предназначалась для действий в районе Корейского пролива и южного побережья Кореи. В эскадру вошли сравнительно старые корабли, сведённые в три боевых отряда и три отряда миноносцев: 2 броненосца, 7 крейсеров, 9 судов береговой обороны и канонерских лодок, 1 авизо, 12 миноносцев и 2 транспорта. 3-я эскадра уступала в силах русскому Владивостокскому отряду из 4 больших крейсеров, которые, к тому же, могли настигнуть любой её корабль.

Сильными сторонами японского флота следует признать боевой опыт высшего и старшего командного состава, полученный в войне с Китаем в 1894-1895 гг., наличие тактической школы и заблаговременное повышение боевой готовности. Интенсивная боевая подготовка в течение трёх месяцев накануне войны позволила ликвидировать многие недочёты мирного времени и приобрести опыт совместных действий вновь назначенным и наиболее способным командирам и флагманам.

    1. Начало войны.

(по [1],[11],[12])

Утром 24 января 1904 г. Соединённый флот вышел из Сасебо и направился на север, по пути захватывая русские коммерческие пароходы. Из десяти японских призов, задержанных до 28 января, наиболее ценным оказался взятый у самого Порт-Артура пароход «Манчжурия» с грузом из 27 тыс. снарядов и других запасов для русской эскадры. Днем 26 января, находясь в 300 милях от Квантуна, Того послал вперед быстроходные крейсера вице-адмирала Дева. Контр-адмирал Уриу со своим отрядом, усиленным броненосным крейсером «Асама», направился к Чемульпо. Вечером 26 января, подойдя к о. Роунд - в 45 милях от Порт-Артура, японский главнокомандующий направил в атаку все имеющиеся восемнадцать истребителей (ещё один - «Акебоно» - столкнулся с транспортом, получил повреждения и в атаке не участвовал).Не зная о фактической дислокации русской эскадры, X. Того разделил истребители - десять из них были посланы к Порт-Артуру, восемь - к Талиенвану,что ослабило последствия торпедной атаки.

На подходе к Порт-Артуру японские истребители успешно уклонились от русских дежурных эскадренных миноносцев «Бесстрашный» и «Расторопный», которые несли положенные ходовые огни. Правда, два истребителя отстали и выполнили свои атаки с опозданием. Зато 1 -и отряд капитана 1 -го ранга М. Асайя, ориентируясь по прожекторам «Ретвизана» и «Паллады» и по освещённым люстрами палубам грузивших уголь «Победы» и «Дианы» внезапно для русских сблизился на дистанцию около 4 кб и выпустил торпеды.

Всего японцы выпустили 16 торпед калибром 457 мм, из которых попали три-поражены были броненосцы «Цесаревич» и «Ретвизан» и крейсер «Паллада».

«Цесаревич», крен которого достиг 16°, был спасён благодаря храбрости и умению трюмного инженер-механика А. Фёдорова, применившего контрзатопление отсеков, и его помощника - хозяина трюмных отсеков И. Петрухова (Фёдоров за свой подвиг был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом, Петрухов - знаком отличия Военного ордена 4-й степени). Опасаясь затопления подорванных кораблей на глубоком месте, командиры направили их к берегу и посадили на мель вблизи входа на внутренний рейд. При этом «Ретвизан» загородил корпусом часть узкого прохода. Крейсер «Новик» через полтора часа после начала атаки (окончилась в 0 час. 50 мин. 27 января) снялся с якоря для преследования вражеских истребителей. Ему на помощь вскоре отправили «Аскольд», «Боярин» и миноносцы, но все они вернулись, не обнаружив противника.

Утром к Порт-Артуру подошли главные силы японцев. Бой начался в 11-07 и продолжался около 40 минут. Оба командующих действовали нерешительно. Крейсера «Новик» и «Баян»(в итоге получившие наибольшие повреждения) пытались сблизиться с противником, но не были поддержана остальным кораблями и были вынуждены отойти. Убедившись в неожиданно скромным последствиях ночной атаки,Того отдал приказ выйти из боя.

В этот же день в Чемульпо(сейчас Инчхон) крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» были вынуждены принять бой с японской эскадрой,состоящей из крейсеров «Асама», «Чиода», «Нанива», Такачихо», «Нийтака», «Акаси», авизо «Чихайя» и 8 миноносцев.

Во время короткого боя «Варяг» получил 11 попаданий, нанёсших кораблю тяжёлые повреждения. Вышли из строя большинство орудий,был разрушен электрический привод руля,имелось 4 подводные пробоины,33 человека было убито и 97 ранено. Командир крейсера Руднев был вынужден вернуться на рейд,где после военного совета корабли решено было уничтожить. «Кореец» был взорван, «Варяг» затоплен на рейде. Экипажи кораблей разместились на иностранных стационерах.

Смогли ли русские корабли добиться попаданий,неясно. В отчёте Руднева говорится о повреждениях «Асамы» и «Такачихо» и потопленном в конце боя миноносце,в японских источниках -что никаких потерь не было. Вероятнее,последняя точка зрения ближе к истине,поскольку бой вёлся на больших дистанциях более 30 кабельтовых,на которых русские бронебойные снаряды были малоэффективны,а дальномерный пост на «Варяге» был выведен из строя в самом начале боя.

29 января,на третий день войны,эскадра снова понесла потери. При постановке мин в заливе Талиенван подорвался и затонул минный заградитель «Енисей».Посланный на его поиски крейсер II ранга «Боярин» также подорвался на своей мине,но был преждевременно покинут командой и ещё 2 суток дрейфовал. Попытки русских эсминцев спасти корабль или хотя бы затопить его,чтобы он не достался противнику,не увенчались успехом. Затем во время шторма «Боярин» был снесён на своё минное заграждение и затонул окончательно.

Гибель «Енисея» и «Боярина» без воздействия противника выявила серьёзные недостатки в боеготовности эскадры, несостоятельность командования и опасность импровизаций в управлении силами. 1 февраля заведующим прибрежной обороной был назначен контр-адмирал М.Ф. Лощинский, которому передали и отчисленный от эскадры минный транспорт «Амур». С 3 по 10 февраля «Амур» под командованием капитана 2-го ранга Ф.Н. Иванова при обеспечении минными крейсерами и миноносцами поставил 295 мин в бухтах Дип и Керр, Талиенванском заливе, проливе Саншандао и в бухте Восьми кораблей. Кроме того, 20 мин было выставлено с минного плотика «Амура» в самом Талиенване. Мины ставились в пределах 3-мильных территориальных вод с объявлением в прессе для иностранцев, что снижало боевую ценность заграждений. Большая часть мин обоих минных транспортов, была израсходована в сугубо оборонительных целях, а запаса таких мин в Порт-Артуре не было.

Крейсера под флагом контр-адмирала М.П. Моласа с 9 по 22 февраля совершили четыре разведывательных похода, но каждый раз не удалялись далее 50 миль от Порт-Артура и противника не обнаружили. Японский флот прикрывал высадку в Чемульпо 1-й армии генерала Куроки, а в ночь на 11 февраля предпринял попытку закупорить выход из Порт-Артура затоплением пяти пароходов-заградителей в обеспечении миноносцев. Эта операция была сорвана огнём «Ретвизана» и береговых батарей - один заградитель затонул, а остальные выбросились на берег далеко от прохода. 12 февраля вице-адмирал Того привёл к Порт-Артуру главные силы Соединенного флота и, застав на рейде «Баян», «Аскольд» и «Новик», убедился, что закупорка провалилась. Правда, крейсерам вице-адмирала С. Дева удалось перехватить один из русских эскадренных миноносцев, посланных накануне в разведку. Командир «Внушительного» лейтенант М.С. Подушкин не решился прорваться в Порт-Артур и выбросил миноносец на берег в Голубиной бухте, где и затопил его под огнём «Читосе», «Такачаго», «Кассаги» и «Иосино».

На фоне этих неудач и потерь несколько выгоднее выглядели действия Владивостокского отряда крейсеров под командованием капитана 1-го ранга Н.К. Рейценштейна. В первом походе к берегам Японии - с 27 января по 1 февраля 1904 г. - «Россия», «Громобой», «Рюрик» и «Богатырь» потопили пароход «Наканоура-Мару» (1084 брт) с грузом риса. Второй поход крейсеров - с 11 по 17 февраля - к северо-восточным берегам Кореи с осмотром Гензана закончился безрезультатно. Зато он вызвал отделение от Соединённого флота эскадры вице-адмирала Камимура для демонстрации против Владивостока. 22 февраля броненосные крейсера «Идзумо», «Адзума», «Асама», «Якумо», «Ивате». бронепалубные крейсера «Касаги» и «Иосино» бомбардировали Владивосток, выпустив до 200 снарядов с «ничтожным результатом». Многие из японских снарядов не разрывались. Русские крейсера задержались с выходом в море и не оказали противодействия японцам, которые ушли безнаказанными. Бомбардировка показала также слабость береговой обороны Владивостока, в частности, неудачное расположение береговых батарей и пренебрежение применением минного оружия.

Временное разделение сил японского флота не было использовано русским командованием вследствие его неосведомленности о действиях противника и общей пассивности.

24 февраля 1904 года в Порт-Артур прибыл новый командующий эскадрой- вице-адмирал Степан Макаров.

Штаб С.О. Макарова возглавил контр-адмирал М.П. Молас. В числе офицеров штаба были такие выдающиеся специалисты, как флагманские артиллерист капитан 2-го ранга А.К. Мякишев, минёр капитан 2-го ранга К.Ф. Шульц, штурман подполковник А.А. Коробицын.

Оперативный план С.О. Макарова предусматривал подготовку к генеральному сражению с японским флотом. Для обеспечения успеха этого сражения предполагалось ускорить ремонт «Цесаревича» и «Ретвизана», а также присоединить Владивостокский отряд. Командовать отрядом С.О. Макаров послал контр-адмирала К.П. Иессена, которому поставил задачи отражения десантов на северо-востоке Корейского полуострова и демонстрационных действий у берегов Японии для отвлечения противника. При благоприятной обстановке Иессен должен был прорваться в Порт-Артур.

С.О. Макаров настаивал на усилении флота отрядом контр-адмирала А.А. Вирениуса, которого война застала в Красном море, а также миноносцами типа «Циклон» и моторными минными катерами. Миноносцы он предполагал разобрать и перевезти по железной дороге, а минные катера срочно заказать в одной из иностранных фирм. В этом вопросе С.О. Макарова поддержал главнокомандующий всеми морскими и сухопутными силами адмирал Е.И. Алексеев. Однако их надежды не оправдались: отряд А.А. Вирениуса решением генерал-адмирала был возвращён на Балтику.

«Цесаревич» и «Ретвизан», снятый с мели 24 февраля, исправлялись с помощью деревянных кессонов, подведенных под пробоины. Они могли вступить в строй не ранее, чем через три месяца и то благодаря приезду в Порт-Артур 189 мастеровых Балтийского завода во главе с талантливым корабельным инженером Н.Н. Кутейниковым. Несколько быстрее продвигался ремонт стоявшей в доке «Пал-лады». Состояние эскадренных миноносцев оставляло желать много лучшего. В марте 1904 г. в строй вступили «Страшный» и «Стройный», из 23 единиц в готовности к выходу в море находились не более трети. Организационные и технические мероприятия, проведённые по распоряжению командующего флотом, имели некоторый успех: в конце марта с эскадрой выходили 13 эскадренных миноносцев.

Также были проведены перестановки командного состава. Отличившегося на «Новике» капитана 2-го ранга Н.О. Эссена Макаров назначил командиром броненосца «Севастополь», а на его место поставил капитана 2-го ранга М.Ф. Шульца, старшего брата флагманского минёра. Командующим отрядом крейсеров стал прибывший из Владивостока капитан 1-го ранга Н.К. Рейценштейн, а заведующим 2-м отрядом миноносцев -капитан 2-го ранга М.В. Бубнов. На «Цесаревич» предполагалось назначить капитана 2-го ранга М.П. Васильева, а на «Пересвет» - специально вызванного из Шанхая капитана 2-го ранга Н. А. Кроуна. Несмотря на протесты главнокомандующего Е.И. Алексеева, ГМШ утвердил большинство назначений,но для этого Макарову пришлось пойти на угрозу сложения полномочий.

Вечером 25 февраля С.О. Макаров послал в разведку к островам Эллиот (80 миль от Порт-Артура) эскадренные миноносцы «Решительный» и «Стерегущий». Случилось так, что адмирал X. Того назначил на следующий день бомбардировку Порт-Артура, которую также хотел предварить ночной разведкой двух отрядов истребителей. Японские корабли были замечены из крепости,и против них был выслан отряд из 4 эскадренных миноносцев Матусевича.

В ходе ночного боя русским удалось атаковать первыми. Японские истребители «Касуми», «Асасио» и «Акацуки» получили до 20 попаданий и потеряли 14 человек экипажа. Однако ранение командира отряда Матусевича и тяжёлые повреждения «Выносливого» помешали развитию успеха. В темноте японцам увели потерявший ход «Акацуки».

«Решительный» и «Стерегущий», не обнаружив противника у архипелага Эллиот, возвращались в Порт-Артур и с рассветом 26 февраля обнаружили 4 японских истребителя. В завязавшемся бое «Решительному» удалось прорваться в Порт-Артур. «Стерегущий» получил попадание в машину, уменьшил ход и был окружён противником. В длившемся около часа бое на русском корабле были убиты все офицеры и большинство нижних чинов,вышли из строя все орудия. «Акебоно» получил 27 попаданий, «Сазанами» - 8, но оба остались в строю из-за слабого бризантного действия русских 75- и 47мм снарядов. Японцы попытались взять на буксир повреждённый корабль,но от полученных повреждений и открытых в машинном отделении кингстонам он вскоре ушёл под воду. Из 52 человек экипажа «Стерегущего» в живых осталось 4 матроса, трое из которых были ранены.

Макаров на крейсере «Новик» спешно отправился на помощь,но было уже поздно. Адмирал не успел спасти «Стерегущий» и вскоре вернулся в Порт-Артур, поскольку как к крепости подошли обе эскадры Соединённого флота вице-адмирала X. Того. Но сам по себе факт выхода командующего на «Новике» оказал огромное моральное воздействие на моряков, возродив надежды на победу в борьбе с коварным противником.

Утром 26 февраля шесть броненосцев X. Того впервые бомбардировали Порт-Артур, скрываясь за горой Ляотешань, где не было береговых батарей. В течение 3 час. 15 мин. они, сменяясь, выпустили 154 12" снаряда, повредив кессон «Ретвизана», вынужденного приткнуться к мели в Западном бассейне. Попадания также получили «Севастополь» и «Аскольд», но без серьёзных повреждений.

Вторая бомбардировка японским флотом Порт-Артура, предпринятая утром 9 марта, была сорвана не только ответным - «перекидным» огнём «Ретвизана» и «Победы», но и неожиданным для противника выходом российского Тихоокеанского флота в море. К 10 час. 30 мин. во главе с С.О. Макаровым (флаг на «Аскольде») на внешнем рейде оказались 7 броненосцев и крейсеров. Вице-адмирал X. Того с присоединением прервавших бомбардировку броненосцев «Ясима» и «Фудзи» (снаряд «Ретвизана» упал в 4 м от его носа) имел 18 кораблей. Однако японский главнокомандующий не решился атаковать русский флот, маневрировавший под прикрытием береговых батарей, и отступил.

В ночь на 14 марта японцы попытались затопить 4 парохода-брандера на фарватере Порт-Артура,но были обнаружены и вынуждены выброситься на берег.

Ночью 31 марта вспомогательный заградитель «Кориу-Мару» и 12 истребителей и миноносцев смогли выставить мины на внешнем рейде Порт-Артура,на этот же день планировалась новая бомбардировка.

По случайному стечению обстоятельств С.О. Макаров в ночь на 31 марта также планировал наступательную операцию: ночной поиск соединённых отрядов эскадренных миноносцев к островам Эллиот, где, по агентурным сведениям, собирались японские десантные силы. Восемь эскадренных миноносцев выполнили разведку,не обнаружили противника,но затем разлучились в темноте. Утром один из них- «Страшный» случайно наткнулся на 4 японских истребителя и принял их за своих. Когда на рассвете «Страшный» показал опознавательные, на него внезапно обрушился шквал огня. В первые же минуты боя погиб командир эскадренного миноносца капитан 2-го ранга К.К. Юрасовский. Неравную борьбу героического экипажа возглавил лейтенант Е.А. Малеев, который до последней возможности отстреливался из многоствольной пушки Норденфельдта, снятой ранее с японского брандера. Вскоре в минном аппарате «Страшного» от попавшего снаряда взорвалась приготовленная к выстрелу мина Уайтхеда, разметав по искалеченной верхней палубе убитых и раненых, миноносец начал тонуть. Японский отряд, использовав преимущество внезапности и подавляющее превосходство в силах, потерял всего 5 человек ранеными.

На выручку «Страшному» полным ходом направился крейсер «Баян», отогнавший японские истребители. При этом «Баян» вступил в бой с приближавшимися к Порт-Артуру броненосными крейсерами 2-й японской эскадры. Умело маневрируя под огнём противника, командир «Баяна» капитан 1-го ранга Р.Н. Вирен смог поднять из воды 5 матросов из экипажа затонувшего «Страшного», вместе с которым погибли все четыре офицера и 47 нижних чинов.

«Баян» повернул к Порт-Артуру, откуда навстречу японцам на «Петропавловске» вышел командующий флотом. С присоединением «Полтавы», «Баяна», «Аскольда» и «Новика», не дожидаясь выхода остальных броненосцев, С.О. Макаров атаковал японские крейсера. Вскоре «Петропавловск» открыл огонь из 12" орудий. Японцы отступили, но в 25 милях от Порт-Артура с мостика «Петропавловска» обнаружили главные силы Соединённого флота: 6 броненосцев и 2 новых броненосных крейсера («Ниссин» и «Касуга»).

Ввиду превосходства противника С.О. Макаров решил вернуться на внешний рейд, где в кильватер «Полтаве» вступили «Пересвет» и «Победа». «Севастополь» находился ещё на выходе из бассейна, когда русский флагманский корабль начал обычный маневр — «восьмёрку»: адмирал Макаров собирался принять бой под прикрытием береговых батарей.

В 9-39 «Петропавловск» подорвался на мине(или связке),в результате взрыва которой сдетонировал боезапас носовой башни ГК, и в течении 1,5-2 минут быстро ушёл носом под воду. Спасти удалось 80 человек, в том числе командира броненосца капитана 1-го ранга Н.М. Яковлева, капитана 2-го ранга великого князя Кирилла Владимировича и 5 других офицеров.

На «Петропавловске» погибли 650 человек, среди них были адмиралы С.О. Макаров и М.П. Молас, и такие выдающиеся офицеры флота, как М.П. Васильев, А.К. Мякишев, Н.А. Кроун и К.Ф. Шульц, а также ветеран многих войн и походов художник В.В. Верещагин, бывший на броненосце в качестве волонтёра (выпускник Морского корпуса 1860 г.).

Вскоре броненосец «Победа» также подорвался на мине, но остался на плаву и был уведён на внутренний рейд, русские корабли,подозревая атаку подводной лодки,открыли по воде шквальный огонь.

Японский флот,тем не менее,не воспользовался неразберихой и потерей двух броненосцев,и в 15 часов скрылся за горизонтом.

С гибелью «Петропавловска» и подрывом «Победы» в распоряжении адмирала Е.И. Алексеева, прибывшего 2 апреля в Порт-Артур для личного руководства флотом, оказалось всего 3 линейных корабля и сравнительно слабый «Баян» против 14 японских броненосцев и броненосных крейсеров. При таком соотношении сил активные действия могли привести к гибели остатков русского флота в неравном бою с противником. Поэтому Е.И. Алексеев, подняв флаг на «Севастополе» и назначив флаг-капитаном походного штаба Н.О. Эссена, избрал сугубо оборонительный образ действий, ожидая окончания ремонта повреждённых броненосцев.

8 апреля адмирал Е.И. Алексеев, желая активностью Владивостокского отряда отчасти компенсировать бездействие главных сил флота в Порт-Артуре, разрешил контр-адмиралу К.П. Иессену выполнить набег на Цуругу и Хакодате силами трёх крейсеров (без «Рюрика») с целью «мешать перевозке вражеского десанта, а перед этим совместно с миноносцами произвести осмотр корейского берега». 10 апреля «Россия», «Громобой», «Богатырь» и миноносцы № 205 и № 206 вышли в море и через два дня, счастливо разминувшись в тумане с крейсерами Камимуры, подошли к Гензану. В Гензане миноносцы потопили японский пароход «Гойо-Мару» (600 брт). В тот же день, 12 апреля, отряд К.П. Иессена перехватил в море и потопил другой пароход - «Хагинура-Мару», после чего адмирал отправил миноносцы во Владивосток. Ночью после досмотра был потоплен транспорт «Кинсю-Мару».

Успех русского крейсерского отряда был достигнут благодаря скрытности, обеспеченной не только туманом, но и полным радиомолчанием (приказание К.П. Иессена). Японцы, наоборот, пользовались радиотелеграфом, что позволило русскому командованию знать о присутствии противника в северной части Японского моря [7].

В ночь на 12 апреля японцы попытались в третий раз закупорить фарватер Порт-Артура. 12 пароходов отправились в штормовую погоду,командир решил отменить операцию,но сигнал увидели только три судна. Остальные восемь на входе в бухту попали под сосредоточенный огонь береговых батарей,канонерских ложок и торпедные атаки миноносцев. Все брандеры затонули вдали от фарватера,большая часть их экипажей погибла.

20 апреля вице-адмирал Того появился у Порт-Артура с главными силами флота. Русская эскадра осталась в гавани и японский главнокомандующий предположил, что закупорка окончилась успешно. Тем не менее, в соответствии с ранее принятым решением, для надёжного прикрытия высадки X. Того приказал начать непрерывную ближнюю блокаду Порт-Артура броненосцами днём и отрядами миноносцев ночью.

С 22 по 30 апреля силы японской 2-й армии беспрепятственно высадились на Квантунском полуострове. Е.И.Алексеев выехал на передовую,оставив командовать флотов контр-адмирала В.К. Витгефта.

Днем 1 мая 1904 г. минный транспорт «Амур» под командованием капитана 2-го ранга Ф.Н. Иванова, воспользовавшись туманом,поставил 50 мин заграждения на обычном маршруте японцев.

Утром 2 мая у Порт-Артура появился блокирующий отряд контр-адмирала Т. Насиба в составе броненосцев «Хацусе», «Сикисима» и «Ясима», крейсера «Касаги» и авизо «Тацута». В 9 час. 55 мин. флагманский корабль Т. Насиба - «Хацусе» кормой подорвался на мине, вода затопила рулевое отделение. Вскоре последовали два минных взрыва под броненосцем «Ясима», который потерял ход. Пытаясь спасти повреждённые корабли, японцы продолжали маневрировать в районе минного заграждения. В 11 час. 33 мин. «Хацусе» подорвался вторично. Взрыв мин, очевидно, вызвал детонацию кормовых погребов боезапаса и корабль стремительно затонул, унеся с собой 493 человека экипажа.

Несмотря на то, что первый взрыв под «Ясима» был замечен русскими наблюдателями с Золотой горы, контр-адмирал В.К. Витгефт проявил колебания и не воспользовался благоприятной возможностью нанести серьёзное поражение части сил японского флота. Несмотря на советы контр-адмирала М.Ф. Лощинского, командира «Полтавы» И.П. Успенского и некоторых других, он отказался послать в бой большие корабли.

В ночь на 2 мая в тумане крейсер «Иосино» был протаранен «Кассуга» и быстро затонул,погибло 335 человек. Вечером того же дня на камни выскочил авизо «Тацута»,которому потребовался длительный ремонт.

Ночью 4 мая в результате столкновения затонула канонерская лодка «Осима»([4],стр. 46). Вечером того же дня на русской мине погиб истребитель «Акацуки»

Эти потери привели к заметному снижению активности японского флота. 2 мая на камни у мыса Брюса сел крейсер «Богатырь». Корабль с мели снимали месяц, доковый ремонт занял ещё почти год,но важен тот факт,что японцы за месяц так и не уничтожили крейсер или хотя бы помешали его снятию.

Между тем, обстановка под Порт-Артуром осложнилась: 13 мая 2-я армия генерала Я. Оку атаковала войска генерал-майора А.В. Фока на передовой Кинджоуской позиции. Несмотря на огневую поддержку канонерской лодки «Бобр», японские войска прорвали левый фланг,после чего русские войска начали отходить к Порт-Артуру. Отступление русских войск позволило японцам занять город Дальний, портовые сооружения которого вскоре были использованы ими для выгрузки тяжёлого вооружения и снаряжения.

14 мая на камни у острова Мурчисон выскочил «Внимательный», другие 9 эсминцев из-за этого не смогли атаковать замеченные японские корабли.

31 мая «Россия», «Громобой» и «Рюрик» под командованием нового начальника эскадры вице-адмирала П.А. Безобразова вышли из Владивостока в Корейский проливши через двое суток буквально под носом у эскадры X. Камимуры атаковали японские войсковые транспорты. Были потоплены «Идзумо-Мару» и «Хитаци-Мару». Поражённый торпедами «Садо-Мару» японцам удалось спасти. На трёх транспортах противник потерял больше личного состава, чем в сражении при Вафангоу, где было убито и ранено 1163 человека.

10 июня встреча главных сил завершилась без открытия огня. Во время ночной атаки японских истребителей несколько из них были повреждены,но попаданий торпедами им добиться не удалось. Ночью этого же дня на мине подорвался броненосец «Севастополь»,ставший на 1,5 месяца на ремонт.

22 июня 1904 г. старый японский крейсер «Каймон», возвращаясь в маневренную базу, подорвался на русской мине у Саншандао и затонул.

13 июля 1904 г. в походе для обстрела позиций противника, кроме малых кораблей, принял участие отряд крейсеров капитана 1-го ранга Н.К. Рейценштейна: «Баян», «Паллада» и «Аскольд». В бою с эскадрой С. Катаоки «Баян» добился попадания снарядом в крейсер «Ицукусима». Во время возвращения русского отряда в Порт-Артур японский крейсер «Чиода» подорвался на мине, но остался на плаву. В.К. Витгефт своевременно узнал об этом, но из-за опасения минных заграждений отказался послать «Баян» для атаки противника, скованного поврежденным кораблём. «Чиода» благополучно дошел до островов Эллиот.

Для поддержания связи осаждённой крепости с главнокомандующим русским пришлось неоднократно рисковать посылкой курьеров на китайских джонках, а также использовать самый быстроходный 30-узловый эскадренный миноносец «Лейтенант Бураков». В июне этот корабль под командованием лейтенанта С.С. Долгобородова дважды благополучно прорывался в Инкоу и обратно. За эти подвиги С.С. Долгобородов после войны был награждён орденом Св. Георгия 4-й степени.

В ночь на 10 июля в бухте Тахэ минным катерам с броненосцев «Микаса» и «Фудзи» удалось торпедировать эскадренные миноносцы «Боевой» и «Лейтенант Бураков», который почти переломился пополам и выбросился на берег. «Боевой» удалось привести в Порт-Артур.

    1. Сражение в Жёлтом море

(по [6],[7],[11])

25 июля установленные на Волчьих горах японские 120мм батареи впервые открыли огонь по порту и его бассейнам. Броненосцы «Пересвет», «Победа» и «Ретвизан» ответили обстрелом предполагаемых мест установки осадных орудий, но подавить их огонь не смогли. В 16 час. 15 мин. во флагманский «Цесаревич» попали два снаряда, один из которых поразил адмиральскую рубку. Контр-адмирал В.К. Витгефт и старший флаг-офицер его штаба лейтенант М. А. Кедров получили лёгкие ранения. Из находившихся рядом матросов один был убит и двое ранены.

27 июля в «Пересвет» попали два японских снаряда, а в «Ретвизан» - семь. Один из последних сделал подводную пробоину в носовой части броненосца, принявшего 400 т воды. Это повреждение было наскоро заделано железом и деревом, потому что эскадра экстренно готовилась к выходу в море, назначенному на 28 июля.

Перед выходом В.К. Витгефт отказался от обсуждения с командирами тактического замысла неизбежного боя, ограничившись указаниями, что он будет руководствоваться приёмами, выработанными при покойном С.О. Макарове. Однако командующий отверг важнейшее наследие С.О. Макарова - однофлажные сигналы, вместо которых вернулся к старой трёхфлажной системе. Было условлено, что эскадра должна идти во Владивосток во что бы то ни стало, не поджидая отставшие или подбитые корабли. В ночное время решили идти без огней, пользуясь для связи фонарями Ратьера с ограниченными секторами.

В 8-15 с якорей снялись и вышли в море броненосцы «Цесаревич» (флаг командующего эскадрой, командир-капитан 1-го ранга Н.М. Иванов), «Ретвизан» (капитан 1-го ранга Э.Н. Щенснович), «Победа» (капитан 1 -го ранга В.М. Зацаренный), «Пересвет» (флаг адмирала П.П. Ухтомского, командир-капитан 1-го ранга В. А. Бойсман), «Севастополь» (капитан 1 -го ранга Н.О. Эссен), «Полтава» (капитан 1-го ранга И.П. Успенский), крейсера «Аскольд» (флаг контр-адмирала Н.К. Рейценштейна, командир-капитан 1-го ранга К.А. Грамматчиков), «Новик» (капитан 2-го ранга М.Ф. Шульц), «Паллада» (капитан 1-го ранга B.C. Сарнавский) и «Диана» (капитан 2-го ранга светлейший князь А.А. Ливен). Их сопровождали эскадренные миноносцы: начальник 1 -го отряда капитан 2-го ранга Е.П. Елисеев вёл первое отделение - «Выносливый» (брейд-вымпел), «Властный», «Грозовой» и «Бойкий». Вторым отделением командовал командир «Бесшумного» лейтенант А.С. Максимов, за ним следовали «Бесстрашный», «Беспощадный» и «Бурный». Кроме боевых кораблей В.К. Витгефт взял в поход плавучий госпиталь Красного Креста «Монголия», который должен был держаться вне выстрелов.

В Порт-Артуре оставались повреждённые «Баян», «Амур» и «Боевой», неисправный «Бдительный», 4 канонерские лодки и 9 эскадренных миноносцев 2-го отряда.

Японский флот насчитывал 4 броненосца,4 броненосных крейсера, 3 больших, 5 малых бронепалубных крейсеров, 1 старый броненосец, 3 старых крейсера типа «Мацусима», 18 эскадренных миноносцев и 31 миноносец

Исходя из необходимости сбережения сил. X. Того не стремился к решительному сражению, но и не мог допустить спасения русской эскадры из Порт-Артура. Тактический замысел японского адмирала предусматривал «охват головы» боевого порядка противника и сосредоточение огня на флагманском корабле без сближения на короткую дистанцию. Преградив путь русской эскадре и повредив ее флагманский корабль, X. Того рассчитывал заставить В.К. Витгефта отказаться от прорыва, а ночью послать на ослабленного неприятеля многочисленные миноносцы.

Около 12 час. «Цесаревич» увеличил ход до 13 уз, направляясь в промежуток между японскими 1-м и 3-м боевыми отрядами. X. Того со своим отрядом пересёк курс русской эскадры и с целью завлечь противника подальше от Порт-Артура повернул на 90° влево способом «все вдруг». Увеличив дистанцию и заметив, что русские склоняются к востоку, японский адмирал снова повернул «все вдруг» на 90° влево и, следуя вице-адмиралу X. Катаока на «Ниссине», попытался «поставить перекладину у буквы Т» - выполнить охват головы. С 12 час. 20 мин. с дистанции около 70 кб японские корабли вслед за «Ниссином» открыли огонь по «Цесаревичу» из крупных орудий. Им ответил «Пересвет» из носовой 10" башни, а по его примеру начали стрелять и другие русские броненосцы. Одновременно В.К. Витгефт для выхода из «охвата» и улучшений условий стрельбы подвернул на 4 румба влево, и противники оказались почти на параллельных курсах.

Через 25 мин. «Цесаревич» для уклонения от второй минной банки повернул на 8 румбов вправо. Расценив этот поворот как намерение пройти под кормой 1 -го боевого отряда, адмирал Того вновь предпринял попытку «охвата головы», повернув способом «все вдруг» на обратный курс. «Микаса» стал головным, и противники разошлись контркурсами на дистанции 40-50 кб, введя в действие 6" артиллерию. С приближением кораблей противника к русскому арьергарду капитан 2-го ранга Е.П. Елисеев перевёл 1-е отделение миноносцев на левую сторону крейсеров, которые на предельной для своих орудий дистанции попали под огонь тяжёлой артиллерии броненосцев X. Того. «Аскольд» почти одновременно поразили два крупных снаряда, один из них - 12" с «Сикисимы» - разрушил основание первой дымовой трубы и нанёс большие потери в людях. По приказанию Н.К. Рейценштейна крейсера увеличили ход и отошли за линию своих броненосцев. Русские миноносцы, обогнав крейсера, приблизились к траверзу «Цесаревича».

Около 13 час. 20 мин. дистанция между главными силами настолько увеличилась, что только концевые корабли продолжали редкий огонь. Опоздав с последовательным поворотом вправо, X. Того оказался позади русской эскадры. В.К. Витгефт, увеличив ход до 14 уз, лёг на курс SO 62° - к Корейскому проливу.

Русским кораблям удалось добиться трёх попаданий тяжёлыми снарядами в «Микаса», двух - в «Ниссин» и одного - в «Асахи». 12" снаряд, разорвавшийся у грот-мачты японского флагманского броненосца, произвёл большие опустошения среди прислуги 76мм орудий. Из русских кораблей более 10 попаданий снарядами разных калибров получил «Ретвизан», 7 - «Цесаревич», по одному «Пересвет» и «Севастополь». Однако эти снаряды не нанесли серьёзных повреждений или потерь в людях. Пострадал только броненосец «Полтава», получивший 7 японских снарядов.

Около 13 час. 50 мин. на дистанции свыше 55 кб обе стороны возобновили огонь из орудий главного калибра. Адмирал С.Дева с четырьмя крейсерами, сблизившись с отставшей «Полтавой» на 40 кб, попытался поставить русских в два огня. Однако после попадания в «Якумо» он отвернул и начал отставать. В 14-30 основные силы японцев также вышли из боя. Примерно на 2 часа русские и японские корабли потерляи друг друга из вида.

Около 16 час. 45 мин., в 45 милях к северу от мыса Шантунг, «Микаса» вышел на траверз несколько отставшей от эскадры «Полтавы». Японские орудия молчали, упуская возможность вывести из строя этот броненосец. В это время командир правой носовой 6" башни «Полтавы» мичман А. А. Пчельников приказал дать залп по «Микаса» и тем самым положил начало продолжению боя. По наблюдениям русских оба снаряда поразили флагманский броненосец X. Того, а ответный японский залп из десятков орудий лёг с недолётом 2 кб от «Полтавы». Другие русские корабли немедленно открыли огонь, сосредоточив его на «Микаса», который медленно выдвигался вперед, обгоняя главные силы эскадры.

Маневр В.К. Витгефта ограничился увеличением скорости до 15 уз и подворотом на 2 румба влево, чтобы не дать противнику выйти в голову колонны и вести бой на выгодных кормовых курсовых углах. Вскоре старшему инженеру-механику «Полтавы» А.И. Меньшову удалось исправить повреждение машины и броненосец форсировал ход, догоняя «Севастополь».

В начале этого боя «Микаса» и «Фудзи» сосредоточили огонь на «Цесаревиче», а «Асахи», «Сикисима», «Ниссин» и «Якумо» - на «Полтаве». Крейсер «Касуга» стрелял по «Севастополю». Через некоторое время под обстрелом нескольких японских кораблей оказался и второй флагманский броненосец «Пересвет».

Сосредоточение огня шести броненосцев на «Микаса» оказалось невыгодным для русских: их артиллеристы не могли различить всплески падений «своих» снарядов и корректировать стрельбу. Русские броненосцы вели сравнительно медленный огонь из крупных орудий, исправляя прицел по дальномерам. И всё же «Микаса» получил до 20 попаданий, причинивших серьёзные повреждения. Через полчаса после начала боя 12" снаряд разбил правое орудие в кормовой башне «Микаса», вывел из строя саму башню и часть прислуги, ранив её командира - капитан-лейтенанта принца Хирояси. Другой такой же снаряд разорвался у носового мостика, на котором находился адмирал X. Того, и нанёс большие потери в личном составе. В числе раненых был и командир «Микаса» капитан 1-го ранга Идзити, а сам главнокомандующий, рядом с которым убило ординарца, чудом остался невредимым. Японский флагманский корабль получил и подводную пробоину, вызвавшую затопление бортовых отделений. Впоследствии благодаря тихой погоде течь удалось остановить с помощью пластырей. «Микаса» понёс наибольшие потери в людях из кораблей обеих сторон, на нём было убито и ранено 125 человек.

Другие японские корабли лишь эпизодически попадали под редкий огонь и получили незначительные повреждения, а броненосец «Фудзи» и вовсе не имел попаданий. Это позволило большинству японских броненосцев и крейсеров, оставаясь необстрелянными, без помех поддерживать эффективный огонь. На «Асахи» и «Сикисима» по одному орудию ГК было оторвано в результате преждевременных взрывов снарядов. К концу боя на японских кораблях из 17 тяжёлых орудий действовали 12.

Стрельба японцев была более успешной. Особенно много попаданий получили «Полтава» и «Пересвет». На «Полтаве» вышла из строя носовая 12" башня, в кормовые отделения через большие пробоины в небронированном борту поступала вода. В носовой 10" башне «Пересвета» был убит её командир мичман А.В. Салтанов и повреждён механизм горизонтального наведения. Одна подводная и несколько близких к ватерлинии пробоин вызвали поступление 450 т воды. Командир броненосца капитан 1 -го ранга В.А. Бойсман был ранен, но оставался в строю. Фор-стеньга с контр-адмиральским флагом была сбита снарядом.

На «Ретвизане» тяжёлый снаряд поразил кромку амбразуры носовой 12" башни, подбил левое орудие и заклинил саму башню. На «Победе» два японских снаряда, очевидно с неисправными взрывателями, пробили 102мм и 203мм броню. Через последнюю пробоину, оказавшуюся ниже ватерлинии, была затоплена угольная яма. Одно из орудий кормовой 10" башни после 21 -го выстрела прекратило огонь из-за поломки компрессора. Из повреждений «Севастополя» наиболее серьёзным была большая пробоина в небронированном борту у кают-компании - всего в 60 см выше ватерлинии.

К концу боя на русских кораблях действовали 17 тяжелых орудий из 23.

Около 17-30 японский снаряд взорвался между мостиками «Цесаревича». Находившиеся на нижнем мостике контр-адмирал В.К. Витгефт, флагманский штурман лейтенант Н.Н. Азарьев и мичман О.Н. Эллис были убиты. Первый заместитель командующего эскадрой - начальник штаба контр-адмирал Н. А. Матусевич, флагманский артиллерист и два флаг-офицера получили ранения. Чтобы не вызвать замешательства на других кораблях, командир «Цесаревича» капитан 1-го ранга Н.М. Иванов не дал сигнала о гибели командующего и продолжал следовать прежним курсом. Через 15 мин. другой 12" снаряд поразил боевую рубку флагманского броненосца,убив или ранив всех находившихся в ней,а также вывел из строя управление рулём. Неуправляемый «Цесаревич» начал описывать циркуляцию влево, угрожая тараном следующим за ним кораблям. Строй русских нарушился, броненосцы беспорядочно маневрировали, мешая друг другу стрелять. В этот критический момент командир «Ретвизана» Э.Н. Щенснович, не видя на «Пересвете» адмиральского флага и сигналов, посчитал себя старшим, решил вести эскадру за собой, лёг на курс SO 62° и вновь увеличил ход.

Сблизившись с японцами на 17 кб, «Ретвизан» отвлёк на себя сильный огонь противника. Вскоре Э.Н. Щенснович, раненый осколком и не уверенный в боеспособности своего повреждённого броненосца, отказался от возникшей у него мысли таранить «Ниссин» и повернул обратно. Он также убедился, что другие корабли не пошли за «Ретвизаном», маневр которого вначале поддержала только «Победа».

Вступивший в командование «Цесаревичем» старший офицер капитан 2-го ранга Д.П. Шумов приказал поднять сигнал «Адмирал передает командование контр-адмиралу князю Ухтомскому». Ставший флагманом «Пересвет» двинулся в сторону Порт-Артура.

«Аскольд» и «Новик» прорвались через строй японских кораблей. Первый из-за полученных пповреждений ушёл в Шанхай и там разоружился. Второй пошёл вокруг Японии.

«Цесаревич» и 3 эсминца разоружились в Циндао, «Диана»-в Сайгоне. Остальные корабли вернулись в Порт-Артур.

1 августа произошёл бой Владивостокского отряда и 4 броненосных крейсеров Х.Камимуры.

«Рюрик» был затоплен после боя,лишившись всей артиллерии. «Россия» и «Громобой» получили тяжёлые повреждения,но смогли вернуться во Владивосток.

Вечером 7 августа «Новик» был обнаружен в Корсаковском порту(Сахалин) японским крейсером «Цусима» и был вынужден принять бой. Перестрелка шла всего 3 минуты, «Цусима» был вынужден отступить, получив подводную пробоину с затоплением двух бортовых отделений. Но «Новик» не мог преследовать неприятеля: в него попали 4 снаряда, рулевое отделение заполнилось водой, что вскоре привело к потере управления.

Днём показался японский крейсер «Читосе» и соотношение сил стало абсолютно неравным. В ночь на 8 августа «Новик» был затоплен в 1 км от берега.

4.3 Падение Порт-Артура и Вторая эскадра.

На Балтике оканчивались приготовления 2-й эскадры флота Тихого океана (далее - 2-я Тихоокеанская эскадра). 1 августа 1904 г. её командующий контр-адмирал З.П. Рожественский поднял флаг на эскадренном броненосце «Князь Суворов». В августе 1904 г. в кампании находились уже 6 эскадренных броненосцев и броненосный крейсер «Адмирал Нахимов». Эскадра уступала в силах японскому флоту, но в случае соединения её с 1 -и эскадрой могла обеспечить российскому Тихоокеанскому флоту значительное превосходство.

Для решения вопроса об отправке и задачах 2-й эскадры было решено собрать особое совещание, состоявшееся 11 августа 1904 г. в Петергофе под руководством самого Николая II в обстановке строгой секретности. На совещании, где, помимо генерал-адмирала, управляющего Морским министерством вице-адмирала Ф.К. Авелана, начальника ГМШ и великого князя Александра Михайловича, присутствовали министры - военный, финансов, иностранных дел - и статс-секретарь, победила точка зрения З.П. Рожественского. Сомнения военного министра генерала А.В. Сахарова и Ф.К. Авелана в возможности удержать Порт-Артур и сохранить 1 -ю эскадру до прибытия подкреплений на Дальний Восток померкли на фоне энергичных заверений командующего (он же - начальник ГМШ) о невозможности нарушения уже организованного снабжения эскадры в пути. Участников совещания обнадеживали иллюзорные расчеты Морского ведомства на усиление ее покупкой в Аргентине и Чили 7 броненосцев и крейсеров. Рандеву с ними ожидалось в водах Мадагаскара.

После непродолжительной боевой подготовки З.П. Рожественский 30 августа 1904 г. привел главные силы эскадры и Ревель. В Кронштадте осталось несколько спешно достраивавшихся кораблей. Однако срок выхода с 1 сентября был перенесён на один месяц в надежде на решение вопроса о приобретении «экзотических крейсеров» в Южной Америке. В этом случае 2-я Тихоокеанская эскадра могла появиться на театре военных действий в марте 1905 г.

Обстановка же на Дальнем Востоке для России к сентябрю 1904 г. ухудшилась сражением под Ляояном, после которой войска Маньчжурской армии генерала А.Н. Куропаткина отступили от Ляояна к Мукдену, похоронив надежду на скорую выручку Порт-Артура.

Переход через три океана начался 2 октября 1904 г. В этот день в составе четырёх эшелонов из Либавы вышли эскадренные броненосцы «Князь Суворов», «Император Александр III», «Бородино», «Орёл», «Ослябя» (флаг контр-адмирала Д.Г. Фелькерзама), «Сисой Великий» и «Наварин», крейсера 1 ранга «Адмирал Нахимов», «Дмитрий Донской», «Аврора» и «Светлана», крейсера 2 ранга «Алмаз» (флаг контр-адмирала О. А. Эквиста) и «Жемчуг», эскадренные миноносцы «Быстрый», «Бравый», «Бодрый», «Безупречный», «Бедовый», «Буйный», «Блестящий» и «Прозорливый».

Боевые корабли в эшелонах сопровождал солидный плавучий тыл: транспорт-мастерская «Камчатка», морской буксир «Роланд» (позднее переименован в «Русь»), шесть транспортов и ледокол «Ермак». Кроме того, семь транспортов, снаряжавшихся в Чёрном море, должны были присоединиться к эскадре в пути. Заведование транспортами поручалось отдельному начальнику - капитану 1-го ранга О.Л. Радлову. Снабжение эскадры углем на маршруте взяла на себя по контракту германская Гамбургско-Американская пароходная компания.

Первая стоянка эскадры состоялась 7-8 октября в открытом море у мыса Скаген. От Скагена были отправлены обратно в Либаву ледокол «Ермак» и эскадренный миноносец «Прозорливый», на котором вышел из строя холодильник.

В ночь с 8 на 9 октября на «Князе Суворове» была получена радиограмма с «Камчатки» о том, что она атакована миноносцами. Судя по радиодонесениям, транспорт уклонялся от миноносцев более 2 часов. Радиограммы «Камчатки» вызвали понятную тревогу на флагманском корабле эскадры, подходившем к Доггер-банке - традиционному району рыбной ловли в Северном море. В 0-55, обнаружив на носовых курсовых углах затемнённые силуэты небольших кораблей, «Князь Суворов» включил боевое освещение и открыл по ним огонь, поддержанный остальными броненосцами первого эшелона. Вскоре стало ясно, что под обстрел попали рыболовные суда, и по приказу З.П. Рожественского огонь был прекращён. За 10 мин. четыре броненосца выпустили более 500 снарядов, из которых 5 попали в свой крейсер «Аврора», оказавшийся на траверзе первого эшелона в дистанции 10-15 кб. Кроме «Авроры» пострадали и рыболовные траулеры: один из них был потоплен, а четыре повреждены; среди рыбаков имелись человеческие жертвы. Траулеры были приписаны к английскому порту Гулль, поэтому вся эта печальная история получила наименование Гулльского инцидента.

Гулльский инцидент вызвал резкий протест английского правительства и организацию наблюдения за русской эскадрой крейсерами британского Флота канала. Великобритания поставила вопрос о возвращении эскадры. Конфликт удалось уладить с помощью международной следственной комиссии, созванной в Париже и снявшей обвинения с З.П. Рожественского и его командиров. Россия выплатила пострадавшим компенсацию в размере 65 тыс. фунтов стерлингов.

В Танжере произошло разделение сил эскадры: контр-адмирал Д. Г. Фелькерзам с «Сисоем Великим», «Навариным», «Светланой», «Алмазом», «Жемчугом», миноносцами и большинством транспортов отделился для следования Средиземным морем и Суэцким каналом. Самые крупные броненосцы - четыре корабля типа «Бородино» и «Ослябя», большая осадка которых не позволяла пройти канал без разгрузки - вместе с крейсерами «Аврора», «Адмирал Нахимов» и «Дмитрий Донской» под командованием З.П. Рожественского проложили путь вокруг Африки.

7 декабря 1904 г., обогнув мыс Доброй Надежды, главные силы эскадры вошли в Индийский океан, где благополучно выдержали сильнейший шторм. 16 декабря они подошли к о-ву Мадагаскар. Через 11 дней в бухте Носи-Бе на Мадагаскаре З.П. Рожественский соединился с отрядом Д.Г. Фелькерзама, который, присоединив черноморские транспорты в бухте Суда на Крите, ещё 12-13 ноября прошёл Суэцкий канал.

3 ноября из Либавы вдогонку эскадре был направлен отряд капитана 1-го ранга Л.Ф. Добротворского, задержанный ранее из-за неготовности некоторых новейших кораблей. Отряд составляли крейсер 1 ранга «Олег» , крейсера 2 ранга «Изумруд», «Рион» (бывший «Смоленск») и «Днепр» (бывший «Петербург»), учебное судно «Океан», эскадренные миноносцы «Громкий», «Грозный», «Пронзительный», «Прозорливый» и «Резвый».

Почти весь декабрь 1904 г. отряд провел в бухте Суда, занимаясь ремонтом. «Океан» за ненадобностью ещё из Танжера отправили в Россию, а сравнительно небольшие миноносцы «Пронзительный», «Прозорливый» и «Резвый» типа «Сокол» из-за постоянных неисправностей пришлось оставить в Средиземном море для стационерной службы.

20 декабря пал Порт-Артур.

Все находившиеся в нём корабли были потоплены японской осадной артиллерией(подробнее-[4],Т2,стр.166), кроме сражавшегося до последнего «Севастополя»,затопленного в итоге на большой глубине, и 6 эскадренных миноносцев,прорвавшихся в Циндао и Чифу.

    1. Цусима

(по [3],[11],[24])

2 февраля 1905 года из Либавы вышла 3-я Тихоокеанская эскадра под командованием контр-адмирала Н.И.Небогатова,состоявшая из старого броненосца «Николай I», трёх броненосцев береговой обороны и броненосного крейсера «Владимир Мономах».

В пути отряд Небогатова провел две примерно-боевые стрельбы с дистанций от 60 до 25 кб. Для них израсходовали часть боевого комплекта тяжёлых снарядов, а между стрельбами провели согласование дальномеров. Это позволило на второй стрельбе добиться относительно хороших результатов: все щиты были разбиты. На эскадре же Рожественского учения 13-19 января на Мадагаскаре дали совершенно неудовлетворительные результаты: судя по [3], поражено не было ни одного щита, а совместные маневры

Наконец, около 15 час. 26 апреля 1905 г. в эскадры встретились у берегов Индокитая.

После присоединения отряда Н.И. Небогатова вице-адмирал З.П. Рожественский в свете указаний из Петербурга принял решение прорываться во Владивосток. При этом он избрал кратчайший путь - через Корейский пролив, где следовало ожидать сосредоточения всего японского флота. Варианты прорыва через проливы Цугару и Лаперуза были отвергнуты командующим эскадрой без обсуждения даже с контр-адмиралом Небогатовым, хотя последний обоснованно предпочитал более длинный, но безопасный путь вокруг Японских островов. При этом корабли эскадры при выходе из Ван-Фонг имели максимальный запас угля и воды,а для охранения оставшихся транспортов был выделен крейсерский отряд контр-адмирала Энквиста.

11 мая недалеко от Владивостока на мине подорвался крейсер «Громобой» и надолго вышел из строя.

12 мая, находясь в 90 милях от Шанхая, вице-адмирал Рожественский отправил туда большую часть транспортов под охраной вспомогательных крейсеров «Днепр» и «Рион».

Согласно [1] и свидетельствам младших флагманов и командиров кораблей, никакого хотя бы приблизительного плана сражения у командующего не было,кроме указания любой ценой прорываться в Владивосток по курсу норд-ост 23°

14 мая в 2-45 русская эскадра была обнаружена вспомогательным крейсером «Синано-мару». В 4-45 телеграмму об об этом получил адмирал Того и уже в 6-15 вышел в море с 1-м,2-м и 4-м боевыми отрядами.

С 7 утра целый час русскую эскадру сопровождал крейсер «Идзуми». В 9-45 на горизонте появился отряд Катаока(броненосец «Чин-Иен» и четыре старых крейсера).В 11-00 появился третий боевой отряд(4 новых бронепалубных крейсера). Вслед за случайным выстрелом из 6'' башни «Орла» огонь открыли и другие броненосцы,заставив японцев отойти.

12 русских броненосцев были выстроены в 2 кильватерные колонны: правая из 4х типа «Бородино» во главе с «Суворовым» и левая из 8 во главе с «Ослябей».

В 13-40 1й и 2й боевые отряды легли на встречный курс русских.

В 13-45 японская эскадра начала описывать петлю. Рожественскому был предоставлен шанс дать первой колонне сблизиться с противником на дистанцию,на которой её огонь стал бы значительно эффективнее. Однако русские корабли продолжали идти прежним курсом. Впрочем, весь маневр японцев длился минут 15,а решение командующему надо было принимать ещё быстрее.

В 13-49 «Князь Суворов» произвёл первый выстрел по «Микасе».

Японцы ответили в 13-51. Основными целями стали «Суворов» и «Ослябя».

Пользуясь преимуществом в ходе, они начале обхватывать голову русской эскадры.

На этом этапе серьёзные повреждения получили «Микаса»(17 попаданий) и «Асама»(1 попадание,выход из строя управления).

Японские броненосцы и крейсера уклонялись от огня манёвром, а русские, следуя «Суворову», стремились сохранить постоянство курса, что при 9-узловой скорости колонны позволяло противнику буквально «засыпать» их снарядами. Маневрировал только контр-адмирал Небогатов на «Николае I», поэтому и огонь по нему японских крейсеров оказался неэффективным, дав всего два попадания.

Бывший во главе второй колонны «Ослябя» с первых же минут боя начал получать серьёзные повреждения. Несколько снарядов попали в носовую часть,выведя из строя башню ГК и оставив пробоины,часть из которых заливалась водой. К 14-25 корабль лишился значительной части своей артиллерии,имел множество пробоин и пожаров на борту,почти не управлялся. Около 14-40 двумя последовательными попаданиями снарядов была сорвана 178-мм броневая плита,в борту образовалась огромная пробоина. Броненосец стал быстро валиться на левый борт и в 14-50 затонул.

Эскадренным миноносцам «Буйный», «Бравый» и «Блестящий» удалось спасти 380 человек из команды «Осляби».

«Князь Суворов» к этому моменту уже получил более 30 попаданий. Очередным снарядом перебило привод от штурвала в боевой рубке к рулевой машине. Корабль с положенным на правый борт рулём описал полную циркуляцию, прорезал строй своих кораблей и склонился в сторону противника.

Командир «Императора Александра III» Бухвостов последовал было за ним, но, оценив обстановку, в соответствии с приказом командующего повёл эскадру, выводя её на прежний курс - норд-ост 23°. Оказавшись под сосредоточенным огнём японцев, «Император Александр III» вскоре получил тяжёлые повреждения: близкие попадания двух или более крупных снарядов в левый борт носовой части образовали 6-метровую пробоину вблизи ватерлинии. Часть форштевня оказалась развороченной, а волны неспокойного моря вызвали затопление помещения выше броневой палубы. В 14-40 с креном на левый борт и пожаром этот корабль вышел из строя. Во главе колонны стал «Бородино»,ставшей новой целью губительного огня.

В это время попадания получили крейсер «Ниссин», получивший подводную пробоину, и броненосец «Фудзи», где произошёл пожар зарядов в пробитой кормовом башне,едва не приведший к взрыву боезапаса. Однако оба корабля остались в строю.

К 15-00 тяжёлые повреждения получили «Сисой Великий» и «Наварин»,4 броненосца типа «Бородино» представляли собой пылающие факелы.

Около 15-00 «Блестящий» получил попадания 8'' снаряда,тяжело повредившее миноносец. Борьба за живучесть корабля длилась до следующего дня,но угроза затопления машинного отделения вынудила покинуть его. Команда и спасённые с «Осляби» перешли на «Бодрый».

Русские крейсера в это время были вынуждены защищать транспорты.

Около 16-00 эскадра во главе с «Бородино» начала склоняться на юг. В это время сильно пострадали «Олег» и «Аврора», в результате взрыва торпедных погребов села носом и фактически вышла из строя «Светлана». Затонул буксир «Русь», оставлен личным составом вспомогательный крейсер «Урал».

Около 16-30 броненосцы отряда Н.И. Небогатова, следуя движению «Бородино», в строю, близком к строю пеленга, обстреляли японские крейсера отрядов С. Дева и С. Уриу, тяжело повредив «Нанива» и «Касаги», вынужденных под конвоем «Читосе» направиться к берегам Японии для исправлений.

В 17-30 миноносец «Буйный» снял с «Суворова» командующего и его штаб.

В 17-40 корабли Того снова догнали русскую эскадру. К 18-00 «Александр III» был сильно избит и уже не мог держаться в строю. В 18-30 его начали обстреливать крейсера отряда Камимуры,в 18-50 он лёг на правый борт и быстро затонул. Спасшихся с него не было.

Вслед за ним погибли «Суворов», добитый торпедами японских эсминцев, и «Бородино»,потерявший остойчивость и затонувший после взрыва боезапаса 6'' башни правого борта.

Некоторое время строй вёл тяжело повреждённый «Орёл»,а затем во главе колонны стал «Николай I» с Небогатовым на борту.

Ночью эскадра распалась. Остатки отряда Энквиста(«Олег», «Аврора» и «Жемчуг») ушли на юг и 21 маю разоружились в Маниле. Миноносец «Бодрый» с принятым с затопленного «Блестящего» командой смог добраться до Шанхая. Остальные корабли,следуя приказу Рожественского,ещё раз продублированного с «Буйного» около 18-00,шли на север,пытаясь прорваться в Владивосток. Если бы он не был выполнен, то скорее всего сражение не превратилось ночью с добиванием на следующий день уцелевших кораблей.

«Сисой Великий»,«Адмирал Нахимов»,«Владимир Мономах» и «Наварин» стали жертвами японских торпедных атак. Последний,получив 2 или 3 торпеды,затонул,из его экипажа спаслось только 3 человека. Три других корабля,получив тяжёлые повреждения,смогли приблизиться к берегу и затонули уже на следующий день.

«Орёл», «Николай I», «Сенявин» и «Апраксин» примерно 10 часов 15 мая сдались перед угрозой расстрела I-м и II-м боевыми отрядами японцев. Быстроходный крейсер «Изумруд» прорвался сквозь строй японской эскадры, но в бухте Святого Владимира севернее Владивостока сел на камни и был взорван.

Отставшие «Светлана», «Ушаков», «Громкий», «Безупречный» были по одиночке потоплены превосходящими силами противника. Миноносец «Буйный» был затоплен из-за проблем в машине, «Быстрый» из-за недостатка угля выбросился на берег и там был взорван.

Крейсер «Дмитрий Донской» принял с шестью японскими крейсерами и смог продержаться до наступления темноты. В ночь на 16-ое его затопили у острова Дажелет,команда сошла на берег.

Рожественский и его штаб на миноносце «Бедовый» сдались в плен,не оказывая сопротивления, хотя возможность уйти (как это сделал «Грозный») или принять бой.

Во Владивосток пришли лишь миноносцы «Грозный», «Бравый» и яхта «Алмаз».

Цусимское сражение окончилось почти полным уничтожением русской 2-й Тихоокеанской эскадры: из 17 её кораблей 1 ранга 11 погибли, 2 были интернированы, а 4 попали в руки противника. Из крейсеров 2 ранга два погибли, один разоружился и только один (яхта «Алмаз») достиг Владивостока, куда пришли также всего два эскадренных миноносца из девяти. Из 14334 русских моряков - участников сражения - 5015 человек, в том числе 209 офицеров и 75 кондукторов, были убиты, утонули или скончались от ран, а 803 человека получили ранения. Многие раненые, включая командующего эскадрой (а всего 6106 офицеров и нижних чинов) попали в плен.

Потери японского Соединённого флота оказались сравнительно небольшими: 3 потопленных миноносца, несколько повреждённых кораблей и 699 убитых и раненых.

Через месяц,в июне 1905 японцы в ходе десантной операции захватили Сахалин. В высадке и её огневой поддержке принимали участие и захваченные в Цусиме броненосцы.

Война закончилась.

5.Итоги.

К поражению вооружённых сил России и её флота привёл комплекс причин,каждая из которых могла бы быть фатальной.

  • -Основные ударные корабли японской эскадры были быстроходнее,лучше вооружены,а их конструкция и расположение защиты были более продуманы,чем аналогичные по классу русские корабли.

  • -Многие корабли II Тихоокеанской эскадры имели сильную строительную и походную перегрузку,ослабившую их защиту и снизившую их скорость.

  • -Артиллерия. Русские снаряды содержали в себе слишком мало взрывчатого вещества,а конструкция их взрывателей гарантировала его подрыв лишь при пробивании толстой брони.

  • Кроме этого,на многих русских орудиях не было оптических прицелов, а дальномеров было только по 2 на корабль.

  • -Док,способный вмещать броненосцы, был только в Владивостоке,в Порт-Артуре его так и не успели построить. Ремонт таких кораблей приходилось осуществлять при помощи кессонов. В это же время в Японии даже очень длинный крейсер «Адзума» могли вместить 2 дока, и это считалось проблемой.

  • -Весь 1903 год японский флот занимался учениями,осваивая новые корабли,не прекращал он их и после начала войны. На I Тихоокеанской эскадре учения были значительно реже, на II(той части,что шла вокруг Африки)-только один раз,при стоянке на Мадагаскаре.

  • -Японцы специально отбирали лучших наводчиков на корабли I и II боевых отрядов, поэтому стрельба их была была гораздо лучше. II Тихоокеанская эскадра была укомплектована резервистами и свежепризванными срочниками, хотя была возможность взять наиболее опытных комендоров с Черноморских броненосцев.

  • -Адмиралы Х.Того и Х.Камимура уже имели опыт японо-китайской войны,и в целом,вероятно,были компетентнее Витгефта и Рожественского.

  • -Простыми японскими солдатами и матросами война воспринималась как борьба за незаконно отобранный Россией Квантунский полуостров,за интересы империи в Корее и Манчжурии,в то время как среди русских из-за слабости государственной пропаганды и революционной агитации война часто виделась следствием авантюрной политики,не отвечающей интересам государства.

  • -В начале войны разом были выведены из строя 2 русских броненосца и крейсер,а «Варяг», «Кореец» и «Манчжур» будут потеряны до конца войны или навсегда.

  • -Роль случая-вспоминаем взрыв в башне «Фудзи» и две непопавшие торпеды «Громкого» в Цусиме.

Военная катастрофа ускорила революционные события в России. В Японии после этого продолжилась милитаризация общества и рост расходов на армию и флот,что в конечном итоге приведёт к войне с США в 1941.

Частным следствием стало создание нового типа линейных кораблей-дредноутов и резкое ускорение гонки морских вооружений,изрядно подорвавшая экономику даже богатых Великобритании и Германии. В России в ходе войны были заказаны 4 новых броненосца и 4 броненосных крейсера, к моменту вступления в строй безнадёжно устаревших. В целом, как показала ПМВ,роль флота(особенно линейного) была явно переоценена:русские,французские и итальянские дредноуты почти не пускались в ход,а ключевые сражения происходили на суше.